Немое возвращение. День первый.

Войти через
Регистрация
 
Немое возвращение. День первый.
 
Новости: Немое возвращение. День первый.

  Три полновесных киносеанса неоспоримой классики немого кинематографа на протяжении трёх дней в сопровождении специально созданной и вживую исполненной разножанровой музыки! И пусть зрителя не вводит в заблуждение весьма загадочный подзаголовок проводимого Центром Довженко 8-го фестиваля Немых Ночей – «Возвращение». На самом деле подобного фестиваля (по масштабности и представительности) в Киеве ещё не было!

 
Подземка (Underground, 1928), Великобритания, реж. Энтони Асквитт
Сын премьер-министра Великобритании, английский режиссёр Энтони Асквитт, обретший относительную известность уже в звуковую эру – всегда довольно произвольно обращался с жанрами, а в своём втором полнометражном фильме «Подземка» и вообще, как представляется, позволил себе «порезвиться». В начале фильма познакомив участников своего будущего любовного треугольника в комично-клаустрофобическом, бурлящем, словно муравейник и переполненном разнообразными чудаками мире лондонской подземки, режиссёр затем надолго выводит трио на поверхность, чтоб разыграть классическую мелодраму из столичной «рабочей среды» со всеми полагающимися фабульными поворотами и ироничным перебором экзальтированных эмоций, столь ярко отражённых на густо гримированных лицах актёров немого периода. Мелодрама по воле создателя, явно не довольствующегося скучными рамками жанра, вдруг неожиданно начинает трансформироваться сначала в лёгкий хоррор, а затем и динамичный триллер с впечатляющей погоней по индустриальным локациям и убедительными драками, чтобы в финале обрести полагающийся хэппи-энд вновь под землёй – в вагоне метро.
Замечательный азербайджанский композитор Азер Гаджиаскерли, ставший открытием первой в Украине программы Envision Sound, подошёл к работе над саундтреком с поразительной старательностью и крайним уважением к киноматериалу. Композитор следует буквально за каждым кадром и монтажным стыком – каждый герой фиксирован своей музыкальной темой, а драматургическая нить картины сопровождается столь точным, словно математически выверенным музыкальным рядом, что саундтрекquq буквально «врастает» в изображение. Такт композитора ни разу не позволил весьма строгой, почти минималистической музыке стать доминантной над прекрасно реставрированным в 2009-м году изображением, за что отдельное спасибо объединённому квартету киевских музыкантов в составе Александры Морозовой, Дмитрия Арефьева, Романа Репки и Дмитрия Хорошуна. 
 
Человек и обезьяна (1930), УССР, реж. Андрей Винницкий и Юзеф Мурин
Один из первых советских научно-популярных фильмов, согласно изначальному замыслу, был призван наглядно и доходчиво проиллюстрировать правильность дарвиновской теории эволюции видов, а потому сценарно-чётко разбит на 8 дидактических глав. В начале демонстрируется некий абстрактный африканский идиллически-дикий хаос – джунгли, змеи, туземцы и, конечно же, обезьяны в своём «неорганизованном» пространстве обитания. Но вот их ловят, запирают в ящики и доставляют в советский Сухумский питомник, чем-то одновременно напоминающий и детский пионерский лагерь, и пенитенциарное учреждение времен тоталитаризма с научным уклоном. Теперь жизнь приматов жёстко упорядочивается расписанием и многочисленными решётками, и зрителю становится очевидно, что с данного поворотного момента всё их ранее бестолковое существование обретает смысл – теперь они не просто скачут по деревьям, а служат Науке с прицелом в далёкое будущее. Некие учёные надзиратели (безупречно-белые халаты, пробковый шлем, незамысловатые измерительные приборы и непременные журналы записей экспериментов) исследуют их череп, мозг, скелет, сравнивают зародыши и скорость развития обезьяньих детёнышей и человеческих младенцев, что для доходчивости иллюстрируется весьма вразумительной анимацией. И вот когда зритель с замиранием сердца ждёт какого-то тоталитарного научного чуда-превращения в духе булгаковского «Собачьего сердца», фильм неожиданно теряет ритм и опускается до уровня монотонного повторения примитивного опыта из разряда «думают ли животные?», а симпатичные подопытные шимпанзе с гамадрилами обрекаются на бесконечное добывание вкусного фрукта при помощи предложенных предметов. Несчастная идея эволюции терпит безвольный крах даже в самом пространстве фильма, финал которого никак не акцентирован и скомкан – кино спасает не какая-то идея, а, в данном случае, незаурядный музыкальный ряд. Музыканты дуэта Ptakh_Jung (Антон Дегтярёв и Владимир Бабушкин) последовали за разбитой на главы структурой фильма, создав некую многочастную пульсирующую конструкцию, напоминающую современный синтез немецкой электроники 70-80-х в духе Клауса Шульце и Tangerine Dream с мрачноватыми джаз-роковыми пассажами того же периода. Электронная пульсация с зашитым внутрь гитарно-барабанным саундом постепенно нагнетает одновременно завораживающую и пугающую атмосферу, добавив необходимейший в данном случае элемент той самой тоталитарно-чёткой организации в беспомощно утрачивающую ритм и самый смысл картину.   
 Текст: Сергей Локотко  
Комментарии
 
Имя
21 июля 2018
Ваш комментарий

Подписаться на отзывы

популярные статьи

Немое возвращение. День третий

Вновь ветер, молчащая башня и свиньи. Фестиваль завершён.

30 июня 2018

0
661

Немое возвращение. День первый.

Три полновесных киносеанса неоспоримой классики немого кинематографа на протяжении трёх дней в сопровождении специально созданной и...

29 июня 2018

0
321

Что в кино? Премьеры недели (5-11 июля)

Блокбастер от Marvel и другие новинки проката.

05 июля 2018

0
296

Что в кино? Премьеры недели (28 июня - 4 июля)

Призер Каннского кинофестиваля и другие новинки проката.

28 июня 2018

0
251

Немое возвращение. День второй

Немые ночи: начало обещанного Большого Возвращения и «Ветер», переходящий в ураган.

30 июня 2018

0
243

 



fk tw