Войти через
facebook
 

Падение дома Дрейпера


 Падение дома Дрейпера
Конец весны прошлого года запомнится любителям сериалов очень надолго – ведь тогда завершилась одна из самых поразительных сериальных эпопей в истории, длившейся 7 сезонов, 92 серии или же 80 часов экранного времени. Имя ей – «Безумцы» Мэтью Вайнера. На осмысление явлений подобного масштаба требуется время. Одну из попыток такого осмысления портал kino-teatr.ua и предлагает вашему вниманию.
Сериалы, которые столь тщательно следовали бы одной идее-фикс, можно сосчитать на пальцах одной руки. Один из них – «Безумцы», с первого и до последнего эпизода которого рассказывалась история падения. В первую очередь – падения одного человека. Но одновременно (и крайне филигранно) – история крушения мира, не осознающего свои недостатки, сопротивляющегося изменениям и новшествам. Речь о нашем мире? Конечно же, но, так сказать, рикошетом. В каждом эпизоде сериала авторы между строк (или кадров, если угодно) говорят о схожести этих эпох. Впервые Дон Дрейпер предстал перед публикой в 2007 году, а в его персональном времени речь идет о 1960-м, когда «Кодак» только начинает внедрятся в быт американцев, все жадно курят «Лаки Страйк», а президентом скоро станет Джон Фитцджеральд Кеннеди. Но все это вполне могло бы быть картиной как недалекого, но непознаваемого будущего, так и забытого прошлого. Зритель находится во времени Дона.
А что же это такое – время Дона? Это была попытка противопоставить разные пласты жизни из-за уверенности, что величие возможно. Это был способ постоянно бороться с разочаровывающей реальностью. Какой другой сериал столь настойчиво показывал героев, которые постоянно находятся в плену у одних и тех же проблем: Дон Дрейпер – в плену у меланхолии, Пит Кемпбелл – в плену у фрустрации, вечный дилетант Роджер Стерлинг – в плену лености, а пышная Джоан – у сексизма – и которые неспособны из этого плена вырваться? В течении семи сезонов (в абсолютном времени сериала – и вовсе десятилетие) сериал «Безумцы» созерцал, как жизнь отпечатывает свой ритм – смеющийся и жестокий -  на лицах и в мозгах героев. И все это – созерцательный эксперимент чистейшей воды. Творцы «Безумцев» были предельно точны во всем – в одежде, дизайне и музыке. И все это – ради воплощения ностальгии по не существовавшему миру. Еще одной иллюзией больше.
И, кстати, о ностальгии. Дон Дрейпер сотоварищи ушли, и чувство пустоты уже овладевает душами тех, кто следил за их похождениями с самого начала. Эти парни и девушки – по крайней мере те, что умудрились выжить к концу сериала – хлопнули дверью, и мы, зрители, стали столь же одиноки, как и они – и в этом мы, наконец, уравнялись с ними. Такова уж участь зрителя сериала, настолько великолепного, что сумевшего создать у нас ощущение полного погружения в их жизнь, вплоть до уверенности, что мы их знаем лучше, чем они сами себя.
Мы знаем, кто такой Дон Дрейпер – сын проститутки, который украл имя человека, погибшего во время войны в Корее, что бы стать кем-то другим – может быть, более ярким, но столь же несчастным человеком. Мы не забудем секрет Пегги Олсон, молодой и талантливой рекламистки, которая долгое время скрывала от коллег тот факт, что она несколько лет назад привела в мир дитя. Наша зрительская память активировала все свои ресурсы перед недавним ожиданием большого финала великого сериала. Именно с такой – почти личной – точки зрения, смотрел каждый из зрителей финал «Безумцев». Но есть и другой, возможно, даже более важный аспект, который будущие толкователи сериала будут дискутировать и 10, и 20 лет спустя. Речь о том, какое влияние окажут «Безумцы» на развитие сериала как искусства. Сериал «Безумцы» уже стал символом своего времени, непохожим на другие. Его нельзя сравнивать с такими тяжеловесами, как, например, «Ходячие мертвецы», к показателям аудитории которых он и не приближался. Он утвердился иначе – благодаря своей абсолютной единичности, своему стремлению к радикальной, но какой-то задумчивой оригинальности.
Есть сериалы, в которых события определяют все. Фанаты «Игры престолов», например, раз за разом наслаждаются созерцанием нестабильного и жесткого мира, авторы которого разрушают и вновь отстраивают его, словно дети свои игрушки. Сериал «Во все тяжкие» нашел равновесие между лихорадочным повествованием, выстроенном на ошеломляющих перипетиях, и уникальной и захватывающей атмосферой. Авторы же «Безумцев» фиксируют с неимоверной точностью физические и психологические состояния своих героев при помощи виртуозно подобранных деталей и нюансов. И эффекту неожиданности они предпочитают постоянный дисбаланс и бегство.
Каждое продвижение повествования для героев сродни с наклоном вперед, на грани падения (и это совершенно определенно один из главных мотивов сериала), после чего мы обнаруживаем их в другом положении, будто ничего и не было. Эта повествовательная манера, совершенно справедливо названная «безсобытийной», отказывается как от очевидных причинно-следственных связей между прошлым и будущим, так и от различения границы между сном и реальностью. Отсюда и цикличность повествования, и множество повторов.
Сериал «Безумцы» предстает некой концептуальной машиной, автор которой Мэтью Вайнер оттачивал свои навыки, работая над сценариями эпизодов «Клана Сопрано», читая романы Джона Дос Пассоса или же Френсиса Скотта Фитцджеральда просматривая фильмы Альфреда Хичкока и Клода Шаброля. На этом культурном черноземе Вайнер сумел вырастить дивный цветок – очень личную одиссею – который продвинул жанр, некогда считавшийся второстепенным, ближе к солнцу.
Сериал «Безумцы» - нетипичная историческая фикция (давайте вспомним, что в нем с очень субъективной точки зрения были показаны все главные события 60-х лет прошлого столетия) – сумел породить и свою собственную историчность. Появившийся несколько лет спустя после таких шедевров как «Клиент всегда мертв» и «Прослушка», сериал «Безумцы» был согреваем изнутри тем же пламенем – пламенем веры в культурный пейзаж, в котором сериалы питают человеческую мысль и меняют мировоззрение. Авторы «Безумцев» показали путь Дона Дрейпера, человека, беспрерывно борющегося с собственным нежеланием жить, отказываясь согласится с расхожим убеждением, что все уже сказано и написано. Этот сериал и его авторы очень многим помогли поверить (пусть и ненадолго), что миром все еще правят творцы.
Алексей Першко 11 февраля 2016
Like

Имя:
21 октября 2019
Ваш отзыв

популярные статьи


Что в кино? Премьеры недели (26 сентября – 2 октября) Что в кино? Премьеры недели (26 сентября – 2 октября)

Экранизация "Щегла" и другие новинки проката.

26 сентября 2019 0 1653
Длинные встречи с Кирой Муратовой Длинные встречи с Кирой Муратовой

В Париже началась большая ретроспектива фильмов выдающегося украинского режиссера Киры Муратовой

26 сентября 2019 0 1529
KMW 2019: итоги, факты и цифры KMW 2019: итоги, факты и цифры

Чем запомнится KYIV MEDIA WEEK 2019?

01 октября 2019 0 1336
Что в кино? Премьеры недели (3-9 октября) Что в кино? Премьеры недели (3-9 октября)

"Джокер" и другие новинки проката.

02 октября 2019 0 1320
Малышка зомби и раскрашенная птица Малышка зомби и раскрашенная птица

Хиты из программ Канн и Венеции: 3-я Киевская неделя критики объявила основную программу

03 октября 2019 0 1318