В погоне за "Оскаром": как "Выживший" стал жертвой СМИ


В погоне за
Сказать, что «Выжившего» ждали – это ровным счетом ничего не сказать. Нет, серьезно, разве можно быть равнодушным к фильму с такими именами? Да-да, современный кинематограф уже практически отошел от создания культа вокруг отдельных персон. Нынче одно лишь имя, сколь угодно известное, не принесет создателям уверенности в успехе будущего проекта. Тем не менее, когда триумфатор последней церемонии «Оскар» Алехандро Гонсалес Иньярриту снимает новый фильм с Леонардо ДиКаприо и Томом Харди в главных ролях (а Донал Глисон и Уилл Поултер идут на втором плане), подобный проект автоматически попадает в графу must watch. Где-то особняком в этом списке идет Эммануэль Любецки – оператор, достигший редкой для своей профессии узнаваемости даже среди широких масс. Впрочем, не будем преувеличивать, рядовому зрителю это имя ровным счетом ничего не говорит, что, конечно, вопрос времени.
После того, как «Выживший» окончательно утряс свой состав, настало время съемок. И тут, как говорится, Остапа понесло. Мы все живем в эпоху информационного сверхпотребления. Мир сегодня похож на сплошной новостной поток, игнорировать который становится все сложнее. Читая нескончаемые посты о «Выжившем», складывалось впечатление, что это не съемки фильма, а какая-то сводка из криминальной хроники. ДиКаприо ел сырое мясо бизона, отчего его вырвало; ДиКаприо (не) изнасиловал медведь; ДиКаприо голым спал в брюхе лошади; Иньярриту снимал только при дневном освещении (около 90 минут за сутки) – эти и многие другие информационные поводы мало того, что попросту несли в себе серьезные спойлеры, так еще и заставляли задуматься о самом фильме. Зачем такому серьезному проекту нескончаемая шумиха в СМИ? Выражение «хорошему товару реклама не нужна» во многом слишком категоричное, но доля правды в этом есть: если «Выживший» действительно хорош, он автоматически соберет аудиторию, а впоследствии и награды. Так в чем же дело?
Краткая рецензия на «Выжившего» выглядит примерно так: «Крепкое и, безусловно, профессионально снятое кино, моментами чрезвычайно мощное, но…» После этого предательского «но» начались бы размышления о ситуации, что сложилась вокруг фильма. Иньярриту – творец, не знающий стоп-знаков; каждый его проект – своеобразный ва-банк, он никогда не пытается найти баланс формы и содержания и не стремится угодить всем и сразу. До выхода «Бердмэна» его клеймили как претенциозного режиссера, что снимает бесконечный авторемейк своего культового фильма «Сука-любовь». Слово «клеймили» в данном случае не значит «ругали», нет, речь скорее идет об особой форме бичевания в духе «бьет, значит любит». Так было до «Бердмэна», что разорвал шаблон, став абсолютно новой страницей в карьере постановщика.
«Выживший» по стечению обстоятельств должен был стать ответом на вопрос, куда дальше двинется творческий гений Иньярриту. Как оказалось, гений был потрачен на промоушен ради бесконечной гонки за «Оскаром». Каким-то неведомым образом мексиканский постановщик перестал снимать кино, превратившись в охотника за наградами. Фильм об этом кричит в каждом своем кадре: смотрите, у нас тут все по-настоящему. Мы снимали в неудобных и опасных локациях на натуре, съемочная группа в холодную пору была полуобнаженной, засыпая на земле и барахтаясь в ледяной воде. Леонардо ДиКаприо вообще на некоторое время почувствовал себя участником популярного ТВ-шоу «Фактор страха», только призом станет не 50 тысяч долларов, а заветная статуэтка.
Назойливая рекламная кампания будто бы заранее готовила зрителя к тому, что перед ним никакая не спекуляция, а чуть ли не документального формата кино, что просто обязано стать триумфатором предстоящих премий. Прибавило ли это какого-то эмоционального накала или же заставило посмотреть на фильм другими глазами? Решительно нет. Плевать, как это снималось и чем ради этого пришлось жертвовать. Кинематограф – это обворожительный обман, иллюзия реальности, в которую попадает зритель на отведенное режиссером время. История знает множество примеров, когда фильм, снятый на студии в декорациях, выглядел так, будто бы создавался для телеканала Discovery. Съемки на натуре могут быть средством, но никак не целью: «Безумный Макс», например, тоже снимали в пустыне с реальными спецэффектами, что не помешало на постпродакшене обработать видеоряд так, чтобы во время просмотра перехватывало дыхание от напряжения.
Хуже того, сама идея промоушена фильма в таком свете может сыграть на «Оскаре» злую шутку. Да, киноакадемики просто обожают, когда актеры ради работы над фильмом теряют в весе десятки килограмм, обучаются какому-то сложному ремеслу (как, например, Натали Портман ради роли в «Черном лебеде» целый год ежедневно обучалась балету) и все в таком же духе, но в нашем случае это доведено до комизма. Как можно всерьез относиться к тому факту, что веган ДиКаприо во время съемок пытался съесть сырую печень бизона, отчего того (не бизона, разумеется) вырвало? Надо же, какое геройство, актер, зарабатывающий 20 миллионов долларов за фильм, согласился на нечеловеческие условия ради (внимание!) достоверной игры. Этот намеренно легкий путь к правде картину совсем не красит, а даже наоборот, в чем-то работает ей во вред, потому что отвлекает внимание от чисто художественных достоинств. Неужели актерский талант ДиКаприо не справился бы с имитацией всего того кошмара, что выпал на судьбу его героя?
«Выживший» – фильм уж точно не идеальный, но однозначно сильный и даже пронзительный (от некоторых сцен правда захватывает дух). Эммануэль Любецки, уже упомянутый в самом начале материала, – это великий профессионал своего дела, именно он превращает рядовую историю о человеке в нечеловеческих условиях на поэзию жестокости, завораживающую и пугающую своей красотой, взращенной на уродстве. Да-да, кажется, это третий «Оскар» кряду. Гений того заслуживает. Тем не менее, «Выживший» иногда излишне прямолинеен, а иногда наоборот, слишком увлекается некой религиозной подоплекой о мести и значении Господа в этом, что порой откровенно не к месту. Пускай, достоинства тут явно перевешивают недостатки.
Амбиции – крайне опасная вещь, и кажется, что один из самых амбициозных режиссеров современности несколько переоценил свои силы, вешая назойливый ярлык «шедевр» еще задолго до выхода его в прокат. Преданность своему делу, граничащая с безумством, может, и приносит свои плоды, но видеть это хотелось бы на экране, а не в очередном кликабельном заголовке. Честное слово, кому какое дело, кто там и что делал на площадке. Намного важнее, чтобы люди оправдывали ожидания, что на них возлагаются.
Сергей Задко 10 января 2016
Like

Имя:
25 мая 2020
Ваш отзыв

популярные статьи


Конец эпохи Конец эпохи

Показ восьмого сезона «Родины» (Homeland) состоялся, и это значит, что сериал, который девять лет держал съемочную группу и верных зрителей...

02 мая 2020 2 854
Драмы, которые заставят вас плакать. Драмы, которые заставят вас плакать.

Есть ли у человека что-то важнее семьи? Все мы нуждаемся в самореализации или карьере, но родных людей не заменит ничто. Поэтому в...

15 мая 2020 0 448