Анатолий Сахно: «Кайдаши» - плод командной работы


Анатолий Сахно: «Кайдаши» - плод командной работы

В индустрии кино и телевидения есть множество профессионалов, которые в силу тех или иных причин остаются вне поля внимания рядового зрителя. Они – операторы-постановщики, сценаристы, художники-постановщики, режиссеры монтажа и др. – настоящие «нормальные герои». Поэтому портал kino-teatr.ua решил посвятить им серию интервью, открывается которая разговором с оператором-постановщиком Анатолием Сахно, вклад которого в развитие новейшего украинского кино не ограничивается только выполнением своих прямых операторских обязанностей.
Анатолий, мы с тобой впервые пересеклись – то есть, в профессиональном смысле я узнал о вашем тандеме с режиссёром Галей Кувивчак – по-моему году в 1994-м, когда ваш ещё студенческий фильм «Доброе утро» был сразу показан на крупнейшем короткометражном фестивале Европы в Клермон-Ферране…

Я думаю, скорее в 1996-м. В 1995-м наш фильм получил приз на киевской «Молодости» - точнее, даже несколько призов. Это был лучший студенческий фильм, мы получили приз компании «Кодак», а ещё был приз Президента Украины. Но в Клермон-Ферран нас выбрали не потому, что мы получили все эти призы, а по той причине, что на показах присутствовал один из директоров фестиваля - Жорж Боллон, который тогда вообще не дождался окончания фестиваля. В жюри в тот год был Юрий Ильенко, Галин мастер по Институту, и по этому поводу даже высказывались претензии в том смысле, что Галя победила только благодаря этому. А он отвечал, что фестивальный принцип может быть только один – должны выигрывать лучшие. Так что в Клермон-Ферран мы попали уже в феврале 1996-го.

Получается, что с того времени – целую четверть века! – после столь яркого старта ты постоянно работаешь оператором кино и телевидения в весьма примечательных проектах, но, как это часто бывает с представителями твоей профессии, остаёшься практически незаметным. Не мог бы ты вкратце описать весь свой путь с того времени?

В Клермоне мы не получили приз, но нас сначала заметил бельгийский Canal+ и обратился к нашему Киноинституту с предложением купить права на показ, но Институту тогда это было совершенно не интересно. Копии, переводы… - нет у нас денег! А мы об этом даже тогда и не узнали…Потом на нас вышел уже французский Canal+ - опять на Институт. Документ был на английском, который тогда мало кто тут понимал, и тогдашний наш декан Горпенко подумал, что мы, вероятно, получили в качестве приза киноплёнку «Кодак» - такая тогда была практика. Мы разобрались, офигели и, в конце концов, благодаря помощи друзей продали нашу студенческую работу на «взрослый» французский канал. А потом кино в стране практически полностью закончилось – сами помните 90-е... Но мы с Галей сняли ещё один документальный фильм под названием «Крик», который был основан на съёмках рождения нашего сына. Я сам снимал роды, потом Галя на основе этих съемок придумала канву и сюжет фильма, который получился, естественно, довольно эпатажным. Конечно же, прямой уж такой физиологии там не было, но помню реакцию зала на «Молодости»… «Крик» тоже поучаствовал на фестивалях, но так как у нас как раз родилась дочь Иванна, то мы с ним уже никуда не ездили. Забавно получилось – мы доснимали потом Галин живот, в котором тогда находилась уже Иванка, а в фильме рождался Тарас…

Ты всё это снимал на плёнку?

Да, рождение обоих своих детей я снимал камерой «Конвас» на чёрно-белую 35-мм плёнку.

Где ты её брал, если кино уже закончилось?

Кино-то закончилось, а плёнка ещё нет. У каждого нормального оператора были свои небольшие запасы. И тогда ещё на студиях и в институте работали проявки. Иванка родилась в 1997-м, «Крик» вышел и попал на «Молодость» в 1998-м. Кроме того, в то время я снимал документальные фильмы с режиссёром Николаем Бурносом – первый назывался «Ой, горе тій чайці», и он стал первой картиной о Мазепе. Все помнят, как при Советском Союзе относились к Мазепе, а фильм был на многих фестивалях, постоянно вызывая шок. На одном из фестивалей в Прибалтике председателю жюри Дмитриеву во время показа стало плохо с сердцем… А там ведь ничего особенного не было – одни факты! Жизнь, любовь к Мотре и прекрасный спив Нины Матвиенко! И это тоже была плёнка – и цвет и ч/б – а деньги на производство были какие-то частные… Но этот 20-минутный фильм мы сдавали ещё в Госкино на Крещатике, члены комиссии нам так серьёзно руки жали... Мы тогда и коммерцией, если это так можно назвать, занимались. Ярко помнится, например, кино о 125-летии обувной фабрики на Печерске. Невероятно – заказ, полный метр, премьера в Октябрьском дворце! Потом мы ещё пару документалок сняли… Но параллельно уже с 1994-го я начал активно сотрудничать с телевидением – иначе зарабатывать своей профессией было нельзя. Я в ожидании «большого кино» даже посылки по стране пытался развозить… Совсем не понравилось… Так что в 1994-м я попал на УТ-3, это был чисто коммерческий канал, который стоял костью в горле всему остальному украинскому телевидению: каналы УТ-1 и УТ-2 делало 5.000 человек, канал УТ-3 делало 70. Мы много работали, но и получали значительно больше.

И что ты снимал?

Всё! Интервью, репортажи… Сначала мы использовали маленькие павильоны на базе Крещатика 26. Из одного и того же крошечного павильончика шли в эфир сначала новости, а потом такие простенькие коммерческие розыгрыши. Сначала разыгрывались какие-то немыслимые ликёры, а потом появилось шоу 5 + 1 – первое шоу Игоря Кондратюка в Украине. Только длилось это недолго, потому что в 1996-м УТ-3 просто-напросто расформировали. Точно в 1996-м! Я почему запомнил – мы тогда вели переговоры насчёт продажи фильма, и как-то мне пришлось с Центрального телеграфа отправить факсом одну страничку. Страничка шла очень долго! И стоило это где-то с мою месячную зарплату! Потом Игорь ушёл в программу с народным названием «Дядя, дай банан!» (на самом деле, она называлась «Программа передач на завтра» - прямо на Крещатике ставились два экрана, а участники на скорость читали телепрограмму)! А потом он запустил «Караоке на Майдане», которые я – забегая вперёд - снимал 20 лет!

И это всегда было заработком?

Сначала заработок, потом просто удовольствие работы в нашей «семье». Даже вернувшись к кино, я всё равно не бросил «караоке». Профессиональное хобби…

А когда вернулось кино?

Для меня это был «Европейский конвой» с Андреем Бенкендорфом. Год эдак 2003-й… Кино как-то стало оживать. Film.ua продал его во много стран и даже что-то заработал. Снимали мы его вообще на Супер-VHS! Кино уже не было, а хороших теле-форматов ещё не было. И это был чуть ли не первый продукт Film-UA. Я попал в фильм чисто случайно. Весь фильм был в движении, технически довольно сложный. А у Андрея был принцип – делать каждый новый фильм с новым оператором, вот я со своим опытом ему тогда и подошёл. Хотя последние свои фильмы он снимал уже с одним оператором - Игорем Ивановым. Но если бы мне в Институте сказали, что я буду работать на телевидении, я бы плюнул такому «прорицателю» в лицо! Мы настолько были зациклены на кино! В институте были, конечно, пары о телевизионной технике, но мы просто их игнорировали. Но нам, пришедшим тогда в телевидение, повезло. Там же был ужас ужасный! И телевидение стало сегодня таким только благодаря людям, которые в 90-х пришли из кино. Например, Александру Роднянскому, приведшему с собой весь киношный «костяк», и всему моему поколению, которые стали буквально чмырить всех «местных». Им пришлось к нам подтягиваться. А на киевском фестивале «Пролог» после второго курса я уже получил приз за лучшую операторскую работу, а на пятом курсе за свою дипломную работу – так что действительно кое-что умел. И с телевидением мне повезло в смысле «репертуара» - я снимал шоу, концерты, причём как оператор-постановщик и работал с Associated Press

А что-то «похудожественнее»?

А потом начались «Леся + Рома». Это канадский формат, куплены были сразу 30 серий, и команда ICTV проводила жесточайший кастинг, но это не касалось операторов. Надо было просто показать что-то своё, я просто показал «Европейский конвой» и сразу был принят. Но проводился даже кастинг режиссёров! Ведь был куплен просто формат, а всё остальное там придумано: действие, слова. Продюсер Михаил Павлов дал мне посмотреть оригинал, и я сказал ему на следующий день: «Я так плохо снимать не умею»! Так что пришлось постараться… А сколько было претендентов-актёров! Первой практически утверждённой парой были Саша Суворов – актёр из Одессы – и Наташа Васько. Но кастинг всё равно решили чуть продолжить, и когда совершенно случайно свели Дмитрия Лаленкова с Ирмой Витовской, свершилась какая-то химия! Все поняли, что это именно те люди! А потом режиссёры и актёры переделывали оригинал буквально по ходу съёмок! И даже у канадцев в рейтинге лучших адаптаций – а формат купили больше 30 стран! – Украина лидировала уже на следующий год. А меня к собственному изумлению даже выдвинули на «Теле-триумф»!

Передвинемся поближе к современности. Кому пришла в голову идея сериала «Спіймати Кайдаша»?

Заказ поступил от СТБ, на самом деле заказал Наталье Ворожбит конкретно «Кайдашей» Бородянский – то есть, чёткий современный сериал по мотивам «Кайдашевой семьи». Наталья, по-моему, посвятила написанию года полтора-два. Потом был питчинг, канал СТБ подписался под 50% финансирования и выиграл. Я поступил в проект на этапе подготовительного периода, когда собиралась группа. Началось всё с того, что я пришёл на премьеру фильма «Ворошиловград» - в ноябре 2018-го года. Я там со многими встретился, в том числе с Иванной Дядюрой, с которой мы знакомы ещё с Института, а потом сделали немало теле- и кино-проектов. Мы с ней давно не виделись, а буквально на следующий день она звонит мне и говорит: «Зачем я только тебя встретила? Теперь ведь совершенно очевидно, что только ты должен быть в моём следующем проекте»! Идея и синопсис мне безумно понравились – наконец-то что-то «настоящее»! Она же пригласила режиссёром Александра Тименко, с которым были знакомы давно, на поработать вместе не доводилось. В начале декабря 2018-го мы встретились на СТБ и начали подготовку, которая длилась да марта.

Кстати, а почему съёмки перенеслись на 50 километров в сторону – из Богуславского района по Нечуй-Левицкому под Обухов?

Смета решает многое! Даже за то, что мы доехали в Халепье – огромное спасибо продюсерам СТБ, которые нам это позволили. Мы ежедневно ездили из Киева! Мы ведь хотели снимать настоящее кино в сериальном формате, а денег было только на сериал. Мы очень много проехали под Киевом, пока выбирали. И в результате выбрали место по критерию живописности, а сам двор Кайдашей был построен потом.

На пустом месте?! Не может быть!

На пустом месте. На самом деле мы все подошли к этому крайне серьёзно. Обсуждалось и рисовалось всё до самых мелочей. И когда нашли подходящее место, с нуля построили всё. Даже старая груша, все кусты, деревья были переселены! Подготовительный период был как в настоящем большом метре. Невероятное количество деталей.

Ты перечитывал произведение?

Конечно! Как и Наташину историю. После съёмок Саша поехал, как обычно, под Одессу, где снимал домик, ему готовили «рыбу» - черновой вариант монтажа, а дальше он сам сидел и монтировал. Каждую серию он присылал нам с Наташей, и порой мы часами обсуждали, что так, что не так. Он переделывал, присылал, и мы опять обсуждали. Я никогда не принимаю участия в монтаже, но это была уникально увлекательная история. От начала и до конца мы все болели этим и принимали самое активное участие.

Я смотрел «Кайдашей» следующим образом: ложился с книжкой Нечуя, читал следующую главу и после этого просматривал следующую серию, отыскивая общую канву. К тому же в силу совершенно других причин я абсолютно точно представляю себе реальную географию романа – Семигоры, Биевцы, Богуслав и т.д. Поэтому мне очевидно, что реальные места не совпадают с сериальными.

Еще одна причина, почему мы выбрали Халепье – пересечённость местности, там не было ровного поля. Это было ближайшее к Киеву похожее место. К тому же когда мы с Наташей впервые въезжали в Халепье, по чистой случайности именно в это же время по оврагу проходил поезд. И я тут же понял, что это – «наша история», надо немедленно узнать, как ходит этот тепловоз. Оператору всегда такие вещи интересны!

Что раньше появилось – спектакль Натальи Ворожбит по тем же «Кайдашам» в Диком театре или сериал?

Спектакль был потом. Почему нет? Я тоже на него сходил… Наверно, если б не было кино… Я ведь ещё видел другие образы. Были вещи, достаточно интересно решённые режиссёрски, но это – совершенно отдельное произведение. Хорошее…

А как вышло, что и ты сам появился на экране? Актёров не хватало? Или сильное желание сыграть? Ты крайне органичен в роли отца Мелашки.

Абсолютно случайная история. Наташа хотела сыграть какую-нибудь небольшую роль, так что против её в роли матери Мелашки никто ничего не имел. На роль же отца были какие-то варианты, но тут произошёл «производственный случай». Мы снимали эпизод, выстроили панораму, а так как это село – грязь, неровность почвы – то меня посадили на кран, который, в свою очередь, стоял на телеге. Сделали мы пару дублей, рельсы просели, и я начинаю плавно падать. Ну, это для меня не впервой, да и высота небольшая. Осветители, механики – меня «приняли» и нежно опустили, но первое, что я увидел – Наташа Ворожбит с вот такими глазами, абсолютно белая… Я говорю: «Наташа, что случилось»? А она мне: «Толя, я только сейчас поняла, насколько ты для нас дорог! Я так переволновалась»! Она меня приобняла, а я сказал, что после этого готов сыграть её мужа. Я это сказал в приливе чувств, а потом проходит время, и кастинг-директор мне и говорит, что меня ждёт роль. Так вот меня и утвердили.

Она как драматург – всегда была на площадке?

Почти всегда. На 90 с лишним процентов. Её могли отвлечь лишь какие-то встречи, но она от многого отказывалась ради постоянного присутствия на площадке.

Просто создаётся впечатление, что «Кайдаши» - столь авторский проект, что Наталья не просто написала сценарий, а и сама выступала режиссёром. Уже в «Киборгах» казалось, что она больше, чем простой сценарист. И сама она снимать умеет замечательно, что показали недавние «Плохие дороги».

Наташа за это время стала для меня близким другом, поэтому я кое-что знаю. «Киборгов» она действительно только написала. Была лишь пару раз на съёмках, где со стороны присутствовала и ничего не понимала в производстве. Более того, заходя в съёмку «Кайдашей», в производственном процессе она тоже мало что понимала. Она даже не ожидала, что сама станет шоураннером. Всё случилось постепенно. Она отказалась от всего и в это дело влилась. Но совершенно замечательным было то, что произошло абсолютное разделение работы режиссёра и шоураннера. Наташа никак не вмешивалась в режиссуру. Мы все вместе могли обсуждать сцену на уровне самой сцены в «техническом» смысле. Это всё-таки был сериал, и выработка в нём больше, чем в кино, но при этом мы хотели сделать что-то хорошее. Мы все вместе обсуждали, но в любом случае последнее слово было за режиссёром. Однозначно! Хотя они очень внимательно друг к другу прислушивались.

Тут вопрос несколько в другом: мне очень хорошо известно, что зачастую нет ничего страшней для режиссёра, чем присутствие сценариста на площадке.

Я расскажу другую историю. Потом мне Наташа сказала, что опыт, полученный на «Кайдашах», позволил ей пойти в режиссуру в «Плохих дорогах». Без сериала Наташа не осмелилась бы пойти в «большое» кино. И согласен – сценарист в принципе не должен быть на площадке. Но тут я расскажу другое – «Кайдаши» были безумно завышены по хронометражу. И было счастье, когда мы уже по ходу съёмки могли сказать: «Наташа, давай сокращать это», потому что лишнего снимать не хочется, ведь понимаешь, что многое всё равно срежется. Но мы понимали, что Наташа здесь, и она тут же, на месте что-то убирала и переделывала. Мы не снимаем лишнего, но остаётся история! Это было так круто! Это тот случай, когда все, начиная с актёров и вплоть до моих техников – понимают, что они снимают! Все просто горят, все всё делают вместе! Такой уровень взаимопомощи!

Теперь вопрос из совсем другой оперы – о твоей дочери-актрисе Иванке Сахно. По результатам бокс-офиса Украины за последнюю неделю фильм «Пик страха» (Let It Snow) в условиях карантина заработал весьма приличную сумму – полтора миллиона за первую неделю проката.

Я, если честно, вообще не имею понятия о современном украинском прокате – что значит сегодня «заработать»?

Углубляться не будем, но для сравнения – тоже весьма примечательный украинский фильм «Безславні кріпаки» за две недели собрал 1,8 миллиона. Насколько я представляю, продюсеры двух этих картин в рекламу особо не вкладывались. Не связан ли, с твоей точки зрения, сравнительный прокатный успех «Пика страха» с присутствием на экране Иванки Сахно?

Я думаю, что изначально Иванна и была приглашена именно по этой причине. За счёт её известности прежде всего в Украине и уже начавшейся известности в США. Не они одни приглашали её сниматься в украинских фильмах, и до сих пор постоянно приглашают. Она очень избирательна, но именно эта история ей в своё время понравилась. Кроме того, она посмотрела первый – короткометражный – фильм режиссёра Станислава Капралова, и он ей очень пришёлся. В «Пике страха» ей понравилась история, да и те непростые условия, в которых придётся сниматься. Тут ведь многие даже увидели параллели с «Выжившим» Иньярриту, при этом не только у нас. Так что почему бы и нет? Я думаю, понимая, что на фамилию Капралов вряд ли кто-то изначально пойдёт, а на фамилию Сахно должны клюнуть… Я видел картину на «Молодости», и там в шутку продюсер сказал, что все деньги пошли на Иванку. Хотя гонорар был не особо значительным – она согласилась по причинам, о которых я уже сказал.

А что у тебя в ближайших планах?

Предложений всегда очень много. Сейчас Я заканчиваю украино-американский проект под названием «Серая зона» - это тоже 4-серийная и очень интересная история режиссёра Анны Гресь. И мы почти уже в подготовительном периоде дебютного полного метра Сергея Гаврилюка «Чернобыльский Робинзон». И, кстати, шоураннер и креативный продюсер там автор «Племени» Мирослав Слабошпицкий, и это его же сценарий.

Алексей Першко 16 марта 2021



Имя:
14 апреля 2021
Ваш отзыв

популярные интервью


Сестры Перрон: Как выжить в доме с привидениями Сестры Перрон: Как выжить в доме с привидениями

Андреа и Синтия Перрон - старшая и одна из младших сестер, которым пришлось выживать в настоящем доме с привидениями. Именно их история...

24 июля 2013 114 49172
Юрий Рудый: Мое кино – для украинок
эксклюзив
Юрий Рудый: Мое кино – для украинок

Как и стоило предполагать, в Украине кино снимается не только при государственной поддержке. Находятся и смельчаки, которые рискуют...

10 октября 2019 2 25014
Николас Эллиотт: «Астенический синдром» -  шедевр
эксклюзив
Николас Эллиотт: «Астенический синдром» - шедевр

Беседа с кинокритиком и отборщиком Международного кынофестиваля в Локарно Николасом Эллиоттом про прошлое и будущее украинского кино и...

20 августа 2019 0 24318
Грег Хедсон: Похожего на "Морской бой"раньше не снимали Грег Хедсон: Похожего на "Морской бой"раньше не снимали

Ветеран войны в Ираке, потерявший на поле боя обе ноги, Грегори Д. Хадсон рассказал лучшему украинскому кинопорталу kino-teatr.ua о своем...

26 апреля 2012 133 23192
Илья Гладштейн: Кино42 – новый дом кино
эксклюзив
Илья Гладштейн: Кино42 – новый дом кино

Узнав о том, что в Киеве в самом скором времени открывается новый артхаузный кинотеатр «Кино42», корреспондент портала Kino-teatr.ua...

29 ноября 2019 0 20999