Антони Марсиано: Игги Поп объединяет поколения

Войти через
Регистрация
 
Антони Марсиано: Игги Поп объединяет поколения
 
Новости: Антони Марсиано: Игги Поп объединяет поколения

Накануне украинской премьеры французской комедии "Холостяки в отрыве" корреспондент kino-teatr.ua встретился в Париже с ее режиссером Антони Марсиано

К. – Как родилась идея этого фильма?
АМ. – Нам с Максом (Макс Бублиль – исполнитель главной роли и соавтор сценария) по 30 лет, и как-то нам пришла в голову мысль – а будем ли мы и через 20 лет столь же зрелы в наших отношениях к семье и подобного рода обязательствам. И мы решили в центр будущего фильма поместить двух «сорванцов» (оригинальное название ленты переводится примерно так) – 30-летнего и 50-летнего – которые задаются одним и теми же вопросами, и посмотреть, что из этого получится.
К. – Вы писали сценарий почти 3 года. Почему так долго?
АМ. – Писали мы почти 4 года, а получилось это по многим причинам: во-первых, потому что мы начинали писать не сценарий полнометражки, а эдакий набор скетчей, просто чтобы посмеяться, но потом мы поняли, что это ни о чем, что мы должны попробовать рассказать историю. Потом мы поняли, что эта история в ее тогдашнем виде не интересует нас самих, а, значит, не будет интересной никому. Когда мы написали интересующую нас историю, мы поняли, что персонажи не очень убедительны, и их надо менять. В конце концов, мы написали историю, которую нам захотелось рассказать всем, но надо было превратить ее в комедию – с присущим ей ритмом и прочими атрибутами. Когда мы справились и с этим, за читку сценария взялись продюсеры и выдали нам кучу замечаний, ремарок и пожеланий, и мы взялись за переписывание сценария. А это – процесс, который занимает кучу времени.
К. – А у вас уже был продюсер, когда вы писали сценарий?
АМ. - На последнем году. Три предыдущих года мы работали на собственный страх и риск.
К. – А где корни этого фильма? В скетче? В стенд-ап комеди?
АМ. – Нет. Конечно, стенд-ап – это та среда, откуда мы с Максом пришли, среда, которая научила нас ритму шутки. Но наш фильм – совсем другое дело, нам нужно было рассказывать историю, а это совершенно другая работа. А этому мы учились сами: смотрели фильмы, пытались писать, потом опять смотрели фильмы и все переписывали, спорили. Это был абсолютно неизвестный нам ранее опыт.
К. – В таком случае, на какие фильмы, на каких режиссеров вы ориентировались?
АМ. – Нам очень нравится то, что делает Джадд Апатоу: у него есть сцены, которые мы раньше не видели в фильмах. Мы понимали, что это что-то новое, и это что-то нас трогает, и, конечно же, смешит. Так что самый большой ориентир для нас – это Апатоу. Но я лично большой почитатель Вуди Аллена, потому что он тоже из тех режиссеров, которые всегда стремятся к чему-то новому – новым историям, необычным персонажам. И комедия для меня именно в этом и заключается – показывать что-то такое, чего раньше не видели. Снимать сцену, в которой кто-то прячется в шкафу, мне не интересно, это уже было. А в нашем фильме есть свежие идеи, и это мне в нем нравится больше всего.
К. – А почему одним из второстепенных, но очень важных для фильма персонажей вы выбрали Игги Попа? Это было предусмотрено в сценарии изначально или же это была импровизация?
АМ. – Нет-нет, это было предусмотрено. Конечно, его появление было из области фантастики, как, впрочем, и в случае с Аленом Шаба: роль отца невесты главного героя мы писали специально для Алена, но и помечтать не могли, что он действительно сыграет ее. А вообще нам важно было найти что-то, что объединяло бы 30-летнего и 50-летнего «сорванцов», и желательно из музыки. И это должен был быть музыкант одновременно и известный, но известный ограниченному кругу любителей из-за определенной революционности его музыки. И мы поняли, что Игги Поп может быть известен и 30-летнему и 50-летнему, но в то же время знают его далеко не все. К тому же, мы с Максом обожаем Игги Попа, и мы поняли, что музыка Игги может стать той базой, на которой зародится дружба.
К. – То есть и для вас Игги – культовый персонаж?
АМ. – Конечно, он – один из символов панка. Но должен заметить, что к моменту моего рождения Игги записал уже кучу альбомов, так что можно сказать, что я из второго «игги-поколения». Сначала я слушал группы, которые играли музыку Игги, которые им вдохновлялись. Они заставили меня полюбить музыку Игги. Среди них Red Hot Chili Peppers – они подтолкнули меня к Игги Попу. И когда я стал слушать альбомы Игги, я понимал, что на самом деле я многое из них я уже слышал. А вот мой отец был настоящим фаном Игги, и когда он увидел у меня его альбомы, он спросил, откуда я знаю Игги. Такие люди как Игги – или как Дэвид Боуи или все «ролинги» - они объединяют поколения. 
К. – А почему вы выбрали для фильма именно его альбом Lust for Life? Потому что это ваш личный фаворит или же потому, что это знаковый альбом для многих поколений?
АМ. – И то, и другое: я обожаю этот альбом, и потому что заглавная песня из него отразилась на судьбах многих людей. И, в конце концов, я просто хотел, чтобы эта песня прозвучала в фильме. Она звучит у нас дважды и задает фильму ритм.
К. – И до съемок вы с Игги не были лично знакомы?
АМ. – Нет, что вы!
К. – И как прошло знакомство?
АМ. – Это было невероятно! Однажды мы с ним ужинали, и я весь вечер донимал Макса: «Смотри, это же сам Игги сидит с нами за одним столом!» Мне казалось, что я смотрю телевизор!
К. – В таком случае понятна  реакция персонажа, сыгранного Аленом Шаба, который трогает Игги, чтобы убедится в его реальности.
АМ. – С Аленом вообще отдельный случай! По-моему, на съемках он так и не поверил до конца в реальность Игги, но все же попросил купить какой-нибудь его альбом и взял автограф. Ален вообще – большой ребенок. На съемке сцен с Игги он все меня спрашивал «Что мне делать, Антони?»
К. – Выбор Макса (Бублиля) на главную роль очевиден – вы с ним дружите уже лет 10, писали вместе сценарий фильма. А что касается остальных актеров – как вы их выбирали?
АМ. – Когда мы с Максом писали сценарий, мы были уверены, что роль отца невесты должен сыграть Ален Шаба и никто другой. Мы понимали, что у нас процентов 10 шансов, что он согласится, но мы писали так, чтобы, прочитав сценарий, он сразу согласился, сразу понял, что это его роль. И нам повезло – он прочитал сценарий и сразу согласился. Что же касается Сандрин (Киберлен), то я считал, что она слишком молода для роли матери, но на пробах она сыграла сценку и моментально нас убедила. Мелани (Бернье) мы лично не знали, но хотели, чтобы между Максом и его невестой по фильму была настоящая химия, чтобы она была одновременно нежной, забавной и стоящей обоими ногами на земле, и на пробах Мелани все это показала.
К. – А какова финансовая сторона дела: бюджет, сборы?
АМ. – Я не очень силен в цифрах: бюджет был около 8 миллионов евро, а в кинотеатрах фильм посмотрело 1 миллион 700 тысяч французов. Вот, пожалуй, и все, что мне известно.
К. – То есть фильм окупился?
АМ. – Да-да, он имел большой успех во Франции.
К. – А как вы думаете, ваш фильм достаточно универсален, чтобы быть понятым в других странах?
АМ. – Мне кажется, что его тема достаточно универсальна.
К. – Да, тема универсальна, но мне кажется, что его реалии слишком «французские». Например, сцена с Патриком Брюэлем – надо знать его, чтобы понять весь юмор ситуации, понять, что персонаж Макса цитирует его песни. Как это можно перевести?
АМ. – Да, правда, с этим проблема. И я, кстати, хотел вырезать эту сцену в экспортной версии фильма, но с этим были какие-то технические сложности. И когда мы делали английские субтитры, именно с этой сценой мы намучались больше всего. Но, к счастью, эта сцена не мешает восприятию всего фильма, это всего лишь шутка.
К. – Хотя должен признать, что я знаю ответ на свой же вопрос: в интернете можно найти переведенную на русский копию вашего фильма, и переводчик блестяще выкрутился из ситуации – он нашел своего рода русский аналог Брюэля – Вилли Токарева – и Макс говорит фразами из его песен. И это очень смешно.
АМ. – Молодец! Он украл мой фильм, но придумал, как перевести самую сложную для перевода сцену (смеется).
К. – Надо сказать, что юмор в вашем фильме достаточно смел, а порой – как в случае с Ираном – и вовсе неполиткорректен. Почему вы избрали именно Иран объектом ваших шуток?
АМ. – Это просто витало в воздухе: уже давно идут дебаты по поводу иранской ядерной программы, и длится это уже лет десять. А нам просто хотелось поиронизировать над международным феноменом, тянущимся столь долго.
К. – Да, сцена в зале ЮНЕСКО довольно смешна.
АМ. – Тут надо учесть, что актер, играющий этого персонажа (главу иранской делегации на переговорах о ядерной программе) – настоящий иранец со своей – очень непростой - жизненной историей.
К. – Он гражданин Ирана или иранец по происхождению?
АМ. – Он родился в Иране в семье иранских революционеров, которые боролись и против шаха, и против режима Хомейни. В итоге они стали политическими беженцами, и то, что их сын сыграл такую роль, придает фильму дополнительный шарм.
К. – Ваша правда. А готовите ли вы следующие проекты?
АМ. – Да, мы с Максом пишем сценарий, но вы уже знаете нашу историю: мы пишем, переписываем, а потом переписываем переписанное.
К. – И это тоже будет комедия?
АМ. – Да, но несколько другого рода. Это будет экшн-комедия, приключенческая комедия – жанр, который мы с Максом любим с детства.
К. – Что-то в духе похождений агента 117?
АМ. – Да, но менее абсурдное и более реалистичное, с более правдоподобными персонажами. Ведь агент 117 – которого я просто обожаю – совершенный дебил (смеется). И шутки у него расистские, а их я обожаю не меньше.
К. – Что ж, спасибо, и успехов вам!  
Комментарии
 
Имя
23 мая 2019
Ваш комментарий

Подписаться на отзывы

популярные интервью

Сестры Перрон: Как выжить в доме с привидениями

Андреа и Синтия Перрон - старшая и одна из младших сестер, которым пришлось выживать в настоящем доме с привидениями. Именно их история...

24 июля 2013

104
46694

Грег Хедсон: Похожего на "Морской бой"раньше не снимали

Ветеран войны в Ираке, потерявший на поле боя обе ноги, Грегори Д. Хадсон рассказал лучшему украинскому кинопорталу kino-teatr.ua о своем...

26 апреля 2012

130
18139

Интервью с режиссёром трилогии "Люди в черном"

Накануне выхода во всех смыслах фантастической комедии «Люди в черном 3» режиссёр Барри Зонненфельд дал эксклюзивное интервью лучшему...

13 мая 2012

97
17414

Вера Фармига: Я изучала демонологию ради "Заклятия"

Актриса Вера Фармига накануне премьеры мистической картины "Заклятие", основанной на реальных событиях, рассказала о своем опыте...

17 июля 2013

121
17050

Марина Петренко: "Джентльмены удачи" - честный фильм

За пару месяцев до выхода римейка культовой советской комедии «Джентльмены удачи», которым занялся Тимур Бекмамбетов, исполнительница...

26 октября 2012

126
15591

 



fk tw