Георгий Делиев: Понятие "клоун" - очень емкое

Войти через
Регистрация
 
Георгий Делиев: Понятие "клоун" - очень емкое
 
Новости: Георгий Делиев: Понятие "клоун" - очень емкое
Человек-оркестр Георгий Делиев в отдельных рекомендациях не нуждается, ведь он является частью украинского культурного ландшафта уже несколько десятилетий. Недавно Георгий приезжал в Киев на съемки нового проекта для канала ICTV и не мог не прийти на показ ленты Киры Муратовой, приуроченный ко Дню рождения этого выдающегося украинского режиссера. Корреспондент портала kino-teatr.ua встретился с Георгием и поговорил о его творческой карьере, работе с Муратовой, Сергеем Лозницей и Терри Гиллиамом. Предлагаем вашему вниманию краткую текстовую версию интервью, а его полную видеозапись вы можете посмотреть на Youtube-канале cinecura Алексея Першко.
КТ. – В сознании массового зрителя вы являетесь главным действующим лицом театра «Маски». А кем вы сами себе представляетесь? Возможно, ваше представление о себе самом отличается от массового?
    ГД. – Ну, это знаете ли, такой буддистский вопрос – кто ты? На который нет ответа. Никто еще на него не ответил. В ответ – лишь молчание. Знаете, когда я занят чем-то в определенное время, вот тогда я себя ощущаю кем-то. А мои занятия все время меняются – я и художник, и музыкант, и композитор, и стихи сочиняю, сценарии пишу, и спектакли разные ставлю (и не только в «Масках»), и снимаю, и снимаюсь. И снимаюсь у самых разных режиссеров. И это многообразие мне очень нравится. И мне очень повезло в жизни, что Господь свел меня с такими разными людьми, ведь мне наиболее интересно так познавать жизнь – через общение с такими людьми, как в частности, Кира Муратова. То есть, у меня нет такого клише, чтобы я мог сказать – я режиссер «Маски-шоу» или я актер в таком-то театре.
КТ. – Ну, может вы некая трансцедентальная сущность?
    ГД. – Все мы такие, это понятно! Но я часто люблю отвечать: я – клоун. Мне кажется, что это понятие объединяет все мои ипостаси, профессии и способы творческого выражения.
КТ. – То есть вы – комедиант?
    ГД. – А клоун – не всегда комедиант.
КТ. – Я имею ввиду средневековое представление.
    ГД. – А я не жил в Средневековье и не знаю, как там было.
КТ. – Ну, может какое-то ваше предыдущее воплощение где-то там обреталось.
    ГД. – Ой, перестаньте! А то, что нам об этом пишут, мы ведь все равно не знаем, как там было на самом деле. Поэтому я к этому прошлому не привязываюсь. Я, конечно, изучал историю театра дель-арте, но по картинкам и тем сюжетам, которые описаны. Но, кстати, когда я смотрел гравюры Гримальди (итальянский живописец 17-го века), то мне кажется, что он был нашим современником – это такой театр абсурда, сюрреалистический театр, и театр комедии, и цирк, и уличный театр. И, может быть, такой артхаузный андерграундный театра в одном лице. Слава Богу, что нас уже смогут рассматривать, если сохранятся видео.
КТ. – Ну, говорят же, что интернет помнит все так что- сохранятся.
    ГД. – Надеюсь. Так что, резюмируя, я не знаю, кто я.
КТ. – Хорошо. А как сложилось, что вы попали в первый для вас фильм Киры Георгиевны «Второстепенные люди» 2001-го года?
    ГД. – Нет, вы ошибаетесь, первым для меня фильмом был тот, который будет показан сегодня – «Три истории» 1997-го года.
КТ. – Да, вы правы. Я вот о чем: в массовом сознании, как мы уже говорили, вы – комик, а тут вдруг Кира Муратова?
    ГД, - Так я так и попал. Она пригласила меня, Мишу Волошина, Володю Комарова, Вилена Новака (он режиссер, но как-то так в нашу компашку влился). И она нас пригласила именно как комедийных артистов, которые бы сыграли комедию положений. Не знаю, насколько это смешно: мне кажется, что это далеко не лучшая моя комедийная роль, но в канву фильма Киры Муратовой как-то вошло и прозвучало как сценка из такого странного театра абсурда. То есть я ней и попал как раз как комедиант. А вот в других ее фильмах передо мной стояла уже другая задача. Например, в «Чеховских мотивах» у меня уже была более обширная роль: мне нужно было присутствовать в кадре, нести собой этот образ, эту атмосферу, некое состояние. А вот Андрей в «Настройщике» - это уже главная роль.
КТ. – То есть можно сказать, что вы постепенно развивались в ее фильмах.
    ГД. – Да! Она дала мне новую путевку в творческую жизнь. Она открыла во мне какие-то новые способности, которые иначе бы остались неизвестны даже мне.
КТ. – Хорошо. Вот вы недавно говорили, что вам посчастливилось работать с самыми разными режиссерами…
    ГД. – Я и с Терри Гиллиамом работал.
КТ. – Правда?! На каком проекте?
    ГД. – Это был театральный проект, спектакль Славы Полунина Diabolo. Это физический театр – новый стиль Славы. В нем было 2 персонажа – клоун и дьявол, между которыми и конфликт, и неразрывная связь. В общем, это такой философско-психологический навороченный спектакль. В нем работали люди из Эстонии, из Венгрии, из России. Мы репетировали 2 недели в Париже, а играли месяц в Израиле, в театре «Гешер» в Тель-Авиве. А в качестве режиссеров выступали Терри Гиллиам, Виктор Крамер и Слава Полунин.
КТ. – Это просто круто!
    ГД. – Да, но это был очень странный спектакль: он каждый день игрался по-разному, мы каждый день что-то придумывали, репетировали.
КТ. – Извините, а в каком году это было?
    ГД. – За два года до того, как у Гиллиама вышел фильм «Имаджинариум Доктора Парнаса». И кстати в нем он много заимствовал из этого спектакля, очень много.
КТ. – А как случилось, что вы попали к Сергею Лознице?
    ГД. – Совершенно случайно. Мы возвращались с «Масками» с гастролей в Хорватии, и был очень сложный перелет чуть ли не с пятью пересадками. И случайно встретились со вторым режиссером Марией Чусовой, которая и сказали, что сейчас она работает над фильмом Сергея Лозницы. А я в его творчество впервые прямо-таки влюбился, когда посмотрел фильм «В тумане». Я был членом жюри Минского кинофестиваля «Листапад» и фильм произвел на меня впечатление, я голосовал за него. И тут мне говорят, что для меня есть роль в его новом фильме. Правда, это была не та роль, которую я в итоге сыграл в «Донбассе».
КТ. – Насколько я знаю, это была роль того чиновника, который принимает делегацию насчет мощей.
    ГД. – Да, но я сказал, что не могу играть такую роль.
КТ. – А почему?
    ГД. – Потому, что там первоначально шла речь о мощах святого Ильи Муромца, а я, как православный, не могу играть такие роли. И, кстати, в конце концов, Сергей изменил сценарий и заменил Муромца каким-то вымышленным святым. А мне предложили роль Батяни.
КТ. – Вы с ней потрясающе справились! Эта роль поменяла мое восприятие вас как персонажа!
ГД. – Спасибо.
КТ. – Это вам спасибо! И удачи вам во всех творческих начинаниях!
Алексей Першко 28 ноября 2018
Комментарии
 
Имя
16 декабря 2018
Ваш комментарий

Подписаться на отзывы

популярные интервью

Сестры Перрон: Как выжить в доме с привидениями

Андреа и Синтия Перрон - старшая и одна из младших сестер, которым пришлось выживать в настоящем доме с привидениями. Именно их история...

24 июля 2013

104
46142

Грег Хедсон: Похожего на "Морской бой"раньше не снимали

Ветеран войны в Ираке, потерявший на поле боя обе ноги, Грегори Д. Хадсон рассказал лучшему украинскому кинопорталу kino-teatr.ua о своем...

26 апреля 2012

130
17392

Интервью с режиссёром трилогии "Люди в черном"

Накануне выхода во всех смыслах фантастической комедии «Люди в черном 3» режиссёр Барри Зонненфельд дал эксклюзивное интервью лучшему...

13 мая 2012

97
17184

Вера Фармига: Я изучала демонологию ради "Заклятия"

Актриса Вера Фармига накануне премьеры мистической картины "Заклятие", основанной на реальных событиях, рассказала о своем опыте...

17 июля 2013

121
16767

Марина Петренко: "Джентльмены удачи" - честный фильм

За пару месяцев до выхода римейка культовой советской комедии «Джентльмены удачи», которым занялся Тимур Бекмамбетов, исполнительница...

26 октября 2012

126
15415

 



fk tw