Николь Гарсия: Я верю в искрящуюся черноту любви


Николь Гарсия: Я верю в искрящуюся черноту любви

Представленный на 77-м Венецианском кинофестивале, фильм «Любовники» является девятым полнометражным фильмом Николь Гарсиа, на счету которой три фильма в каннском конкурсе (в 2002, 2006 и 2016 годах) и еще один в Лидо в 1998 году. Режиссер рассказывает нам о ее фильме-нуар с прекрасными Стейси Мартин, Пьером Нинэ и Бенуа Мажимелем, который будет показан на 12-м Одесском Кинофестивале, а в ноябре выйдет в украинский прокат.


Вы уже совершили несколько набегов на территорию нуара, но в «Любовниках», снятому по сценарию вашего традиционного сообщника Жака Фиески, вы подходите к этому жанру вплотную. Откуда это стремление?
Я люблю нуар – и фильмы, и романы. Этот фильм позволил мне погрузиться в атмосферу риска, напряжения, опасности, в которой я люблю все время наблюдать за персонажами. Даже когда есть только эмоциональные проблемы, когда мы говорим о самой жизни, всегда появляется просто оглушающая опасность. Признаюсь, что это и мой личный страх, а кино дает мне возможность заставить пережить его моих персонажей. Я не знаю, является ли это способом освободиться от него или, наоборот, возродить и пережить его заново ... Нуар дает для этого полную свободу. Жак Фиески говорил мне, что этот фильм будет чем-то очень далеким от меня, чем-то, чем мне еще не приходилось заниматься, но, в конце концов, я отнеслась к нему как к некоторым другим моим фильмам в смысле трактовки персонажей – они просто пылают и, таким образом, трогают меня больше всего - в своей амбивалентности, в своих противоречиях. Ибо Лиза (Стейси Мартин) вовсе не роковая женщина; она попала в сети, в выдумку, которую проецируют на нее эти двое мужчин. Она действительно способна любить одного мужчину, позволять обожать себя другому, быть захваченной ими и одновременно зажатой тисками социального мира, которого она не знала. И в этом фильме, как и во многих других моих лентах, можно увидеть разрыв между двумя социальными мирами. И этот разрыв, эта бездна и есть средоточием унижения. Униженные и оскорблённые, как сказал бы Достоевский.
Вопрос об отношении к деньгам присутствует повсюду на заднем плане: это и наркобизнес Симона в Париже, и устоявшиеся состояния Женевы, таких как состояние Лео, и роскошь на Маврикии.
Женева символизирует холодное присутствие денег, которое окутывает жизнь. Сначала Симон пытается заработать деньги на наркотиках, но, когда он вновь встречает Лизу, он находится в самом низу социальной лестницы, работая в роскошном отеле, богатой клиенткой которого она является. Именно в этот момент Пьер Нинэ, играющий Симона, обрушивает фильм во что-то по-настоящему трагическое. Когда он приезжает в Женеву, он ничто, он заблудился: он движется скорее к смерти, чем к преступлению, спрятанный Лизой в отеле для мигрантов на окраине города: одновременно очень близко, так и неизмеримо далеко от мира богатых людей. Он живет в этом отчуждении каждый день, тогда как Лиза уже принадлежит другому миру.


Съемки роскоши в некотором роде связывают «Любовников» с «Вандомской площадью» (фильм Николь Гарсия 1998 года с Катрин Денёв в главной роли).
Всегда есть что-то, что портит эту роскошь. Лиза хладнокровно понимает, что, несмотря на всю ее любовь к Симону, она не хочет заново открывать для себя ненадежность своей жизни с ним, потому что Лео (Бенуа Мажимель) дал ей утешение в роскоши. Лео - что-то вроде далекой копии главного героя «Вандомской площади»: он непрозрачен, о его жизни и даже происхождении его денег ничего не известно. Но его сильно мучает его любовь к Лизе.
Вы всегда предпочитали романтику романтизму.
У меня есть своего рода вера в искрящуюся черноту любви, и это не что-то, относящееся к пастельным цветам романтизма, а нечто, чем можно навредить себе. И недаром в фильме Симона кто-то называет рыцарем ночи.
Ваш фильм проникнут атмосферой смерти. В нем - три действия. Это намеки на греческую трагедию?
Немного. Сначала вы не видите источник трагедии, но она возникает в конце первого акта и приводит к разрыву. Этот несчастный случай (смерть от передозировки наркотиками) замарал и Симона и Лизу: они все равно убрали это место, как место преступления. Именно по этой причине в третьем акте смерть Лео кажется им невозможной, потому что их жизни уже разделил тот первый удар косой смерти: тело, лежащее на земле, над которым они бдели до рассвета. В Женеве же смерть – уже возвращение чего-то знакомого, и это загоняет их в угол: так дальше продолжаться не может, потому что Симон находится здесь и сейчас, тогда как Лиза пытается отложить все на потом.
В «Любовниках» вы вновь обращаетесь к одной из своих излюбленных тем поиска идентичности.
Да, ведь идентичность – вещь очень хрупкая. Как в этом предложении Пиранделло «Я - то, что ты хочешь во мне видеть». Сначала Лиза - это то, что видит в ней Симон, затем она становится этим для Лео. Затем есть то, чего желаю ей я: своего рода эмансипации, избавления от всего этого, от этой фикции, которую на нее спроецировали мужчины. В Лизе есть нарциссизм, потому что она очень красива, но это хрупкий нарциссизм, подобный нарциссизму Симона, который немного похож на лорда Джима Джозефа Конрада: борьбе он предпочитает бегство. Он бежит с момента того стартового несчастного случая, причиной которого сам же и стал. И он будет бежать до конца. И вот что трогает в этой ситуации: он сам настаивает на том, чтобы последовать за Лизой в Женеву, но это больше похоже на падение в пропасть. Его уже ничто не сможет освободить.


Ваша режиссура – как и всегда - отличается особой аккуратностью и элегантностью.
Это у меня как-то само собой получается (смеется). В построении кадра я больше полагалась на Кристофа Бокарна (оператор-постановщик фильма), хотя, конечно же, мы его обсуждали. Меня очаровывают, прежде всего, кадры, потому что именно они впускают персонажей, и именно так я улавливаю эту реальность. Также это дает мне возможность максимально приблизиться к персонажам. Ведь я считаю, что работа с актерами сосредоточена в монтаже, а не на съемочной площадке, потому что при монтаже вы можете выбрать лучшее. «Любовники» - один из тех моих фильмов, в которых я больше всего люблю персонажей и актеров, их играющих. Я чувствую в себе часть и их недостатков, и их сильных сторон. Они втроем описывают суровость современного мира, пропасть, которую прокладывает между ними социальная разница.
Через эту пропасть мост не перекинуть, но все же в этом мире остается желание любить и жить.

Алексей Першко 05 августа 2021


Имя:
16 сентября 2021
Ваш отзыв

популярные интервью


Сестры Перрон: Как выжить в доме с привидениями Сестры Перрон: Как выжить в доме с привидениями

Андреа и Синтия Перрон - старшая и одна из младших сестер, которым пришлось выживать в настоящем доме с привидениями. Именно их история...

24 июля 2013 114 50052
Юрий Рудый: Мое кино – для украинок
эксклюзив
Юрий Рудый: Мое кино – для украинок

Как и стоило предполагать, в Украине кино снимается не только при государственной поддержке. Находятся и смельчаки, которые рискуют...

10 октября 2019 2 33397
Николас Эллиотт: «Астенический синдром» -  шедевр
эксклюзив
Николас Эллиотт: «Астенический синдром» - шедевр

Беседа с кинокритиком и отборщиком Международного кынофестиваля в Локарно Николасом Эллиоттом про прошлое и будущее украинского кино и...

20 августа 2019 0 32723
Илья Гладштейн: Кино42 – новый дом кино
эксклюзив
Илья Гладштейн: Кино42 – новый дом кино

Узнав о том, что в Киеве в самом скором времени открывается новый артхаузный кинотеатр «Кино42», корреспондент портала Kino-teatr.ua...

29 ноября 2019 1 29741
Ноэми Мерлан: Главное – актерская магия
эксклюзив
Ноэми Мерлан: Главное – актерская магия

6 февраля на экраны Украины выходит один из самых заметных французских фильмов года – лента Селины Сьяммы «Портрет девушки в огне». Будучи...

30 января 2020 0 28472