007

Янн Гозлан: Черный ящик и искусственный интеллект


Янн Гозлан: Черный ящик и искусственный интеллект

Новый фильм французского режиссера Янна Гозлана «Черный ящик» с Пьером Нинэ в главной роли в августе 2021 года участвовал в главном конкурсе фестиваля в Ангулеме и 8 сентября вышел во французский прокат. Фильм этот приобретен и для проката в Украине: и пусть точная дата его выхода на украинские экраны еще не определена, представляется, что это интервью с режиссером, взятое корреспондентом портала kino-teatr.ua в январе 2021 года, может для многих стать отправной точкой для знакомства с этим многообещающим автором, в послужном списке которого уже есть заслуживающие внимание ленты самых разных жанров («В клетке», «Идеальный мужчина», «Выгорание»). С Гозланом с удовольствием работают знаменитые актеры – так, в ленте «В клетке» главную роль исполнила Зоэ Феликс, в фильме «Выгорание» играет Франсуа Сивиль, ставший одной из главных «звезд» современного французского кино, а Пьер Нинэ сотрудничает с Янном уже во второй раз (при этом любопытно, что и в «Черном ящике», и в «Идеальном мужчине» его персонаж, несмотря на разные профессии, носит одно и то же имя – Матьё Вассёр). Предлагаем вашему вниманию изложение этой беседы.
- «Черный ящик» - полицейский фильм, который выходит за рамки простого полицейского расследования и погружает зрителя в запутанный мир гражданской авиации. Надо полагать, что его создание потребовало от вас значительной исследовательской работы.
Да, это так. Я ведь не являюсь ни инженером гражданской авиации, ни пилотом. Но я всегда был заворожен миром гражданской авиации, так что мне очень повезло с тем, что BEA (французское Бюро расследований и анализа безопасности гражданской авиации) открыло передо мной свои двери и я смог взять интервью с массой техников и следователей, занимающихся изучением обстоятельств авиакатастроф. Именно эти интервью легли в основу сценария «Черного ящика».


- У многих людей есть представление об этих черных ящиках, как о неких средоточиях истины, но, судя по вашему фильму, это не совсем так.
В самолете есть 2 черных ящика, расположенных в хвостовой части самолета, которая – как считается – менее всего страдает при крушении. Один из этих ящиков записывает все параметры полета, второй – он и оказался главным объектом, вокруг которого строится вся интрига моего фильма – записывает все разговоры и шумы в кабине пилотов (кокпите). И надо сказать, что кабина – место очень шумное, во многом – из-за шума моторов. А если самолет попадает в зону турбулентности, то качество записи еще многократно ухудшается. Так что, в конце концов, запись эта очень плохого качества, и зачастую понять, кто и что говорит очень сложно. И именно в этом и кроются богатые драматургические возможности для придания интриги сценарию.
- В вашем фильме, помимо технической и детективной составляющих, большое место занимают экономические вопросы…
Я хотел придать своему фильму оттенок своего рода социологического исследования. Мне хотелось понять скрытую сторону гражданской авиации, где соседствуют интересы – порой соперничающие между собой – многих заинтересованных сторон: авиаконструкторов, авиакомпаний, пилотов и следователей. И в этом – еще один важный источник драматургического напряжения. Так что мы все хотели совместить полицейскую интригу с аутентичностью среды гражданской авиации.
- Уже с первой же сцены вашего фильма зритель начинает ощущать его напряженную атмосферу.
Так мы вместе со сценаристами Николя Буве и Симоном Монтаиру и задумывали с самого начала. Главным смыслом этой сцены, снятой одним кадром, было представление зрителю тех самых знаменитых черных ящиков. Отправная точка сцены – кабина пилотов, а заканчивается она в хвостовой части самолета показом черных ящиков. Эта сцена дает очень точное представление о внутреннем пространстве самолета.


- Есть в фильме и еще одна важнейшая сцена – в ней следователь в исполнении Пьера Нинэ продвигается в реконструкции произошедшего с самолетом. И в этот момент мы понимаем степень его одержимости в поисках правды.
Эта сцена – суть ДНК моего фильма. Именно в этот момент фильм переходит в психологическую плоскость. Камера как-бы проникает в мозг главного героя, пытаясь показать ход его мыслей. И в этот момент мы не понимаем, является ли то, что мы видим результатом научного анализа или же плодом чистой интуиции. И, кстати, многие авиаинженеры и следователи говорили мне об этом: несмотря на высокую технологичность, в их работе, когда дело доходит до определения причин аварии, присутствует и значительный элемент интуиции.
- А какими фильмами или сериалами вы вдохновлялись при создании «Черного ящика»?
Когда я был подростком, на меня сильнейшее влияние оказали «Разговор» Френсиса Форда Копполы («Золотая Пальмовая ветвь» Каннского фестиваля 1974 года – АП) и «Прокол» Брайана де Пальмы – в этих по-своему параноидальных фильмах главным персонажем оказывался человек с некой аудиозаписью, скрывавшей какие-то страшные секреты. Но я достаточно быстро понял, что эти референсы могут просто-напросто раздавить и меня, и мой фильм, и потому я вернулся к моему главному источнику вдохновения – гражданской авиации. Парадоксальным образом, при создании этого вымысла я напитывался реальностью. Так что проблематика, поднятая мной в «Черном ящике» - это не научная фантастика, а абсолютная реальность.


- И, раз уж вы заговорили о реальности – что более всего поразило вас в ходе исследования мира гражданской авиации при подготовке к фильму?
Знаете, сейчас многие восхищаются техническим прогрессом, в том числе – и в области гражданской авиации. А на поверку оказывается, что, как и во многих других областях, этот прогресс может иметь и обратную сторону. Например, есть весьма обоснованные предположения, что в катастрофах Boeing 737 MAX 8 (в октябре 2018 и марте 2019 года) была виновата так называемая система MCAS – компьютерная система, которая может незаметно корректировать действия пилота при управлении самолетом в ручном режиме. Следствие по этим катастрофам установило, что при наборе высоты специальный сенсор послал системе неверный сигнал, и она стала тянуть нос судна вниз, что привело к принудительному пикированию. И – самое страшное – эта система оказалась сильнее пилотов, которые понимали происходящее, но не могли ее обойти. Именно эту ситуацию я пытался показать в своем фильме. А если говорить о человеческом измерении, то следователи, подобные Матьё Вассёру из моего фильма, очень часто оказываются под огромным давлением – со стороны производителей и представителей медиа, ведь в этом бизнесе финансовые ставки просто огромны. Я знаю множество таких расследователей, которые ушли из этой профессии именно по этой причине.

Алексей Першко 15 сентября 2021


Имя:
16 октября 2021
Ваш отзыв

популярные интервью


Сестры Перрон: Как выжить в доме с привидениями Сестры Перрон: Как выжить в доме с привидениями

Андреа и Синтия Перрон - старшая и одна из младших сестер, которым пришлось выживать в настоящем доме с привидениями. Именно их история...

24 июля 2013 114 50162
Юрий Рудый: Мое кино – для украинок
эксклюзив
Юрий Рудый: Мое кино – для украинок

Как и стоило предполагать, в Украине кино снимается не только при государственной поддержке. Находятся и смельчаки, которые рискуют...

10 октября 2019 2 34319
Николас Эллиотт: «Астенический синдром» -  шедевр
эксклюзив
Николас Эллиотт: «Астенический синдром» - шедевр

Беседа с кинокритиком и отборщиком Международного кынофестиваля в Локарно Николасом Эллиоттом про прошлое и будущее украинского кино и...

20 августа 2019 0 33634
Илья Гладштейн: Кино42 – новый дом кино
эксклюзив
Илья Гладштейн: Кино42 – новый дом кино

Узнав о том, что в Киеве в самом скором времени открывается новый артхаузный кинотеатр «Кино42», корреспондент портала Kino-teatr.ua...

29 ноября 2019 1 30648
Ноэми Мерлан: Главное – актерская магия
эксклюзив
Ноэми Мерлан: Главное – актерская магия

6 февраля на экраны Украины выходит один из самых заметных французских фильмов года – лента Селины Сьяммы «Портрет девушки в огне». Будучи...

30 января 2020 0 29446