Йоханес Хольцхаузен: Через 3 года вернусь с фильмом


Йоханес Хольцхаузен: Через 3 года вернусь с фильмом
С 24 по 27 апреля в Киеве состоялась «Неделя австрийского кино». На открытии фестиваля в кинотеатре «Киев» прошёл пресс-показ фильма «Большой музей» талантливого австрийского режиссёра Йоханеса Хольцхаузена. Йоханес рассказал kino-teatr.ua, что для него большая неожиданность – такой успех, ведь кинофильм получил приглашение на 40 фестивалей. Лента впервые была показана на Берлинале и является, со слов режиссёра, портретом самого важного музея Австрии – это Венский художественный музей.
- Как считаете, вы первый кому пришла идея снять фильм о буднях музея?
- Нет, ведь уже есть такое кино, которое снято 20 лет тому назад, а именно в 1990 году, французским кинорежиссёром Николя Фалибером «Город Лувр».
- В фильме играют актёры или их заменили работники музея?
- Нет, все кто присутствует в кадре - работники музея, которые в процессе съёмок занимаются своей работой. Но мне очень понравился ваш вопрос я бы никогда не додумался пригласить туда актёров. Почему вы спросили?
Потому как они играли натурально, живо, как будто всегда работали перед камерой и не чувствовалось никакого смущения с их стороны, они, такое впечатление, знали куда смотреть и как себя вести.
Я с ними просто очень долго работал и у нас сложилось доверие, иногда они вообще забывали, что там находится камера, а иногда - играют сами себя. Я надеюсь, что получилось всё естественно.
- Как вам разрешили заглянуть за завесу музея, куда посетителям нет доступа?
- Это история наших длительных отношений. Я представил сотрудникам музея проект в виде доклада и показал свои предыдущие фильмы, для того чтобы у них сложилось впечатление, что их ждёт, а потом с директором подписали договор, через год, приблизительно.
- То есть вы музею представили готовый сценарий, поступали ли идеи от персонала, как они это видят?
- Это авторский фильм, и я сам решал, что будет в кадре и что должно получиться в итоге. Для дирекции музея, в самом начале, всё было очень сложно менять, но поскольку это было указано в договоре им пришлось и они согласились с моей версией. Перед тем как показывать произведения в кадре, нам нужно было договориться, чтобы с ними что-то происходило, они не могли бы появляться просто так, сами по себе, нужно было, чтобы над ними работали. Поэтому получилась постоянная динамика, что-то происходило и были вопросы кто, когда и за кем что-то делает, какой будет следующий этап. Потому я всех просил поделиться всем, чем можно, своими идеями и потом выбирал, но в самой концепции интересовала грань, которая существует между республикой и кайзерской монархией. У нас даже получилось снять реставрацию кайзерской канцелярии.
- Можно сказать вам повезло, что именно в это время проходили съёмки, во время реставрации?
- На самом деле я верю в чудеса, если бы сейчас снимался фильм, то появились бы другие истории, о которых я бы тоже рассказал.
- Перед началом фильма вы обещали, что будут смешные моменты в фильме, и они были, ситуации над которыми смеялся весь зал. Почему вы отказались от музыкального оформления?
- У меня не сложилось в школе с музыкой, и у моего кота с этим тоже было всё плохо. Мы только нарезали кадры и никогда не слушали музыку в процессе, когда всё было готово, тогда мы задумались над этим вопросом. Я не хотел никакой иллюстрирующей музыки, потому что тогда не было бы диалога с картинами. Я пурист и поэтому делал все, что мне нравилось. Если отсутствуют оригинальные звуки, то становится сложно, но в самом конце фильма присутствовала музыка, но не все это заметили, так как сразу включили свет. Музыку барокко выбрали как ответ на историю, которая происходила прежде. Интерпретация американского авангардизма, потому что мне кажется, музыка отображает диалог со стариной и то, что я пытался показать.
- В картине присутствовали диалоги на двух языках: английском и немецком – это для того, чтобы быть ближе к зрителю?
- Нет, это совпадение. Дело в том, что в гости приехал директор Британского музея, и он разговаривал на английском и его коллеги тоже.
- То есть в роли актёра у вас был директор Британского музея?
- Да, Нил МакГрегор, его выбрали как англичанина года, 2 года назад и он автор книги «Мир в ста объектах». У нас в картине он был гостем, точно также как эксперты Рубенса из Бельгии и герцог Люксембургский. Получилось так, что все эти люди приехали по рабочим вопросам в музей и потом появились в кадре.
- Вы изобразили музей как корабль, который бережно собирают в виде экспоната работники музея. Это с чем-то связано?
- В немецком языке есть поговорка, что музей — это культурный танкер, который абсорбирует всю культуру (перевозит из прошлого в настоящее). До этого я снимал фильм о советских самолётах, поэтому это отображение того что я делал раньше, это символ падшего государства. И фактически он транспортирует вещи из прошлого в настоящее и в этом случае - это время. Корабль - метафора с которыми я люблю играть о них могу беседовать часами. Каждый музей служит определённым целям, картина в данном случае рассказывает о репрезентации республики в музее.
- Картина получила приз Caligari на Берлинском кинофестивале 2014г. за инновации в Программе молодого кино. Как вы считаете почему, в сюжете нет жизненных ситуаций, в которых бы рассматривались моральные ценности, а ведь это ценится на фестивалях.
- Может быть именно потому. Я исходил, конечно, из взгляда зрителя, который мог сам оценить то, что он видит, с другой стороны неоднозначностью картины является её качество. Картина имеет множество интерпретаций, но конечно каждая сцена отображает то, что было или будет до этого момента, всё связано. У зрителя есть возможность посмотреть этот фильм на разных уровнях.
- Есть ли потенциал у кинопроизведения, будет ли дорабатываться эта идея?
- Честно говоря, я хотел переключиться на что-то новое и если даже будет продолжение, то я этим точно заниматься не буду, по-крайней мере фильмом об этом музее.
- Думали ли вы заниматься режиссированием художественных фильмов?
- Я на самом деле доволен сейчас тем, что у меня есть и мне доставляет большое удовольствие заниматься документальным кино.
- Сейчас вы над, чем работаете, когда можно будет увидеть следующую вашу работу?
- Работаю, процесс создания фильма у меня занимает около 3 лет, поэтому через 3 года я к вам вернусь.
И в конце хочу добавить, что мне искренне жаль, что широкая публика не увидит фильм в прокате.
Elen Voynova 29 апреля 2014
Like

Имя:
30 марта 2020
Ваш отзыв

популярные интервью


Сестры Перрон: Как выжить в доме с привидениями Сестры Перрон: Как выжить в доме с привидениями

Андреа и Синтия Перрон - старшая и одна из младших сестер, которым пришлось выживать в настоящем доме с привидениями. Именно их история...

24 июля 2013 114 47858
Грег Хедсон: Похожего на "Морской бой"раньше не снимали Грег Хедсон: Похожего на "Морской бой"раньше не снимали

Ветеран войны в Ираке, потерявший на поле боя обе ноги, Грегори Д. Хадсон рассказал лучшему украинскому кинопорталу kino-teatr.ua о своем...

26 апреля 2012 133 20145
Интервью с режиссёром трилогии "Люди в черном"
эксклюзив
Интервью с режиссёром трилогии "Люди в черном"

Накануне выхода во всех смыслах фантастической комедии «Люди в черном 3» режиссёр Барри Зонненфельд дал эксклюзивное интервью лучшему...

13 мая 2012 103 17971
Вера Фармига: Я изучала демонологию ради "Заклятия" Вера Фармига: Я изучала демонологию ради "Заклятия"

Актриса Вера Фармига накануне премьеры мистической картины "Заклятие", основанной на реальных событиях, рассказала о своем опыте...

17 июля 2013 123 17792
Марина Петренко: "Джентльмены удачи" - честный фильм Марина Петренко: "Джентльмены удачи" - честный фильм

За пару месяцев до выхода римейка культовой советской комедии «Джентльмены удачи», которым занялся Тимур Бекмамбетов, исполнительница...

26 октября 2012 132 15995