Школа для воробьев


Рецензия на фильм: Красный воробей
Фильм Красный воробей
Американец Френсис Лоуренс в своем «Красном воробье» демонстрирует свое высокое мастерство в создании визуального воплощения тоталитарного мира и незаурядное умение в области жанровой стилизации.
Девушка с типично русским именем Доминика Егорова (как всегда великолепная Дженнифер Лоуренс) всю жизнь мечтала стать балериной – и ее мечта почти осуществилась, но, не успев приобрести устойчивые очертания, она оборачивается полным крахом. Тяжелая производственная травма ставит крест на всех ее устремлениях и жизненных планах – вскоре придется распрощаться со служебной квартирой, предоставленной ей Большим театром, а уж об оплате дорогостоящего лечения матери и говорить не приходится. Но тут как нельзя вовремя из полузабытья появляется ее дядя Иван (убедительный Матиас Шунартс), направляющий племянницу в школу №4, где под управлением Матроны (в пугающе убедительном исполнении Шарлотты Ремплинг) учеников – под лозунгом «Человек – это лишь мозаика желаний» - готовят пользоваться своим телом как оружием – оружием для психологических манипуляций. Доминика демонстрирует незаурядные способности и вскоре оказывается в Будапеште с заданием войти в доверие Нэта Нэша (австралиец Джоэл Эдгертон), агента ЦРУ, знающего имя высокопоставленного «крота», скрывающегося в недрах кремлевской власти.
«Красный воробей», снятый по одноимённому роману бывшего ЦРУшника Джейсона Мэтьюза – фильм весьма жесткий: отдельные его сцены могли бы с легкостью быть частью какого-нибудь фильма скандально известной француженки Катрин Брейя, другие зрители с легкостью увидят в нем следы влияния сериала «Рассказ служанки», а третьи и вовсе узрят здесь некий вариант «Американцев». «Красный воробей» к своим сильным сторонам может причислить строгую работу оператора Джо Уиллемса, элегантную режиссуру Френсиса Лоуренса и вездесущую музыку Джеймса Ньютона Ховарда. Кому-то этот фильм может показаться своего рода карикатурой на современную Россию, но тут все же стоит подчеркнуть крайнюю условность происходящего – Лоуренс творит полностью вымышленный и крайне условный мир (не даром же Будапешт и Лондон у него совершенно реальны, а вот Москва – это мозаика из самой Москвы, Софии и Белграда), выстроенный с целью создания практически идеальной стилизации под шпионские триллеры времен холодной войны.    
0
Алексей Першко 27 февраля 2018


Имя:
13 июня 2021
Ваш отзыв

Другие рецензии автора


Девять жизней Доминика Торетто Девять жизней Доминика Торетто

Признаюсь, идя на просмотр девятой части (не считая спи-оффа) франшизы «Форсаж», думал, что писать рецензию будет...

09 июня 2021
Терпи и верь Терпи и верь

Эта фраза, неоднократно повторенная в диалогах и песнях фильма «На высотах Нью-Йорка», не исчерпывает всего посыла ленты Джона...

08 июня 2021
Нравоучительное порно Нравоучительное порно

 В программе «Фестиваль фестивалей» 50-го Киевского Международного Кинофестиваля «Молодость» показали возможно...

03 июня 2021
Заклятый круг Заклятый круг

Первые два фильма франшизы «Заклятие» стали своего рода кассовым феноменом (по не совсем понятным для автора этих строк...

03 июня 2021
Citius, altius, fortius Citius, altius, fortius

В столичном кинотеатре «Оскар» в рамках 50 Киевского кинофестиваля «Молодость» прошла украинская премьера...

02 июня 2021