Когда хочется кричать


Рецензия на фильм: Племя
Фильм Племя
Парень по имени Сергей (об этом мы узнаем лишь из финальных титров) на остановке у случайной прохожей спрашивает, как пройти в интернат. Спрашивает абсолютно безмолвно, используя лишь жесты, ведь он – глухонемой, как и все остальные дети в искомом месте. Очень скоро юноше придется расстаться с любыми проявлениями человечности, ведь в приюте заправляет криминальная организация «Племя», для которых нет слов «закон» и «мораль». И только первая влюбленность главного героя может что-то изменить в этом диком первобытном устрое.
О фильме Мирослава Слабошпицкого говорили много. Фурор в Каннах вознес режиссера чуть ли не до ранга самых маститых национальных деятелей. Ему хватило лишь одной попытки, чтобы доказать всем, кто чего стоит. «Племя» - это фильм удивительной кинематографической силы.
Перед просмотром зрителя предупреждают о том, что в фильме не будет ни диалогов, ни закадрового голоса. Со временем окажется, что и от музыкального сопровождения волей создателя было решено отказаться. Слабошпицкий сразу бросает вызов: тут не будет ничего, что порой может украсить самую дилетантскую работу. Только мимика, жесты и отточенная драматургия. Выбранная тема глухонемых подростков, заточенных в ужасного вида интернат, позволяет легко манипулировать человеческим началом, поскольку жалость – всепоглощающая эмоция. Но и тут режиссер не идет по пути наименьшего сопротивления, поскольку зритель испытает несколько иные чувства. Тут будет страх, ненависть и оглушающей силы боль, но только не жалость.
В некое подобие транса фильм вводит практически сразу, а конкретнее со второй сцены, где жители злополучного интернат празднуют очередное начало учебного года. Когда девочка на плече у старшеклассника будет звенеть колокольчиком, для остальных детей это лишь формальность, потому что им не было суждено слышать. Вместо аплодисментов школьники поднимают руки вверх и дружно ими трясут, что в некотором роде похоже на пантомиму. Это будет, пожалуй, единственным светлым пятнышком их жизни в последующем кромешном аде. Фильм по своей структуре четко разделен на несколько десятков сцен без монтажных склеек, что позволяет приблизить съемку к документальной. Минимальное использование ближних планов заставляет поверить, что ты – непосредственный наблюдатель безмолвной драмы одного человека. Драмы по сути своей банальной, потому что кинематограф тему освоения чужака в новом коллективе изъездил вдоль и поперек, но эмоционально настолько бесстыдно честной, что остается лишь принять страшную правду, ведь режиссер даже не пытался врать.
Слабошпицкий сумел добиться какого-то немыслимого эффекта художественной пытки, когда смотреть на экран морально (а порой и физически) невыносимо, но магия кино при этом не исчезает. Главный герой медленно и мучительно превращается из невинного юноши в «животное». Эти мутации непроизвольны, потому что до жизни внутри интерната посторонним людям нет никакого дела. Либо принимай правила коллектива, либо живи в страданиях. Сам коллектив, кстати, назван «Племенем» неслучайно, потому что устроен как раз по принципу первобытных людей: строго вертикальная иерархия, где все обязаны подчиняться тому, кто сверху. Новичок сначала принимает правила, но первая в его жизни влюбленность приведет к восстанию, которое сломает судьбы многих людей, но только не саму систему. Самое светлое и чистое чувство на Земле задыхается среди немой боли и холодной отстраненности окружающего мира. Зритель будет слышать гул проезжающих машин, однотонный шум толпы у входа, стук инструментов во время урока труда, но ни разу не услышит крика или хотя бы стона, которые разорвали бы тишину, сумей бы хоть кто-то говорить. Это в картине и пугает, потому что мы привыкли избавляться от боли потоком слов. Глухонемые люди этой привилегии лишены, им остается лишь на языке жестов молить о понимании, которого здесь никогда и не было.
Звенящий в голове вопрос, почему никто не догадался снять такое кино, по завершению ленты неожиданно получает ответ: для этого нужно недюжинное мужество. Взять на роли непрофессиональных глухонемых актеров, отказаться от музыки, практически не использовать монтаж – это все не новаторские решения, но вкупе довольно смелые. Режиссер не боится шокировать насилием, а самое любопытное – вовсе не морализирует. Вместо того, чтобы просить зрителя посочувствовать глухонемым, он просто показывает, как этим людям порой приходится пересекать невидимую черту человеческого, чтобы элементарно выжить. А ты, ошарашенный и подавленный тем, что подобное могло бы быть в жизни (а порой именно так и случается), пытаешься отойти от испытанных тобою эмоций. Говорить о том, что первый кирпич в стену национального кинематографа уже положен, пока рано. Но гордости за то, что «Племя» возрождает утраченный современниками язык кино, от этой мысли вряд ли убавится.
2
Сергей Задко 05 сентября 2014
Like

Имя:
20 января 2020
Ваш отзыв
Гість
Гість 18 января 2015 14:39
0
Смотрела вчера в кинотеатре етот фильм... Не оставляет равнодушним.. хотя в зале много кто кричал.   ,, ганьба,, - воосновном люди по- старше.. им все красивое подавай
.

Другие рецензии автора


История зверушек История зверушек

Будучи простым, как три копейки, мультфильм от создателей «Гадкого Я», тем не менее, подкупает своей динамикой и многообразием...

10 августа 2016
Команда ненависти нашей Команда ненависти нашей

«Отряд самоубийц» при всей его непродуманности почему-то жалко.

08 августа 2016
Ледниковое безобразие Ледниковое безобразие

Во всем этом нет ни намека на какое-то вдохновение или хотя бы интерес со стороны создателей выдать приличный продукт. Незачем, все равно...

19 июля 2016
Апокалипсис сегодня Апокалипсис сегодня

Два с половиной часа зрителя вынуждают смотреть за жалким отблеском былой славы, фильмом – компиляцией всех опостылевших жанровых...

19 мая 2016
Прогневить бога Прогневить бога

В свои лучшие моменты «Боги Египта» напоминают «Битву титанов», и это, как вы можете догадаться, совсем не...

25 февраля 2016