Рассказ мертвеца на злобу дня


Рецензия на фильм: Власть
Фильм Власть
Режиссер Адам МакКей, обладатель «Оскара» за свою предыдущую работу «Игра на понижение», укрепляется в своем статусе главного (по крайней мере – в игровом кино) обличителя пороков американской политической системы.
Дик Чейни (как всегда невероятный Кристиан Бэйл, к игре которого трудно подбирать достойные ее эпитеты) был простым алкоголиком. И им бы и остался, если бы не его супруга Линн (Эми Адамс), которая, имея за спиной горький детский опыт, однажды поставила непутевого супруга перед непростым выбором – или она, или алкоголь. Он выбрал ее, что и привело к последствиям, оказавшим влияние на жизни миллионов людей. Трудолюбивый Дик, возможно, сублимирующий в этой трудолюбивости тягу к «демону-алкоголю», быстро пошел в гору и вскоре оказался под крылом еще одной заметной личности в недавней американской истории – Дональда Рамсфельда (чудный Стив Карелл). Это была судьбоносная (и для всего мира тоже) встреча, ибо вскоре ученик превзошел учителя (в первую очередь в степени цинизма). При этом карьера Дика знала и взлеты и падения – в какой-то момент обнаружилось, что одна из его дочерей отдает предпочтение особям одного с ней пола (что не совсем приветствовалось в те времена) и любящий отец Чейни уходит с государственных постов и возглавляет одну из крупнейших транснациональных компаний Halliburton. Но расцвет талантов Дика Чейни наступил во времена правления Джорджа Буша-младшего, при котором он стал вице-президентом. Но стал он им на своих условиях, в основу которых легла «унитарная исполнительная теория». Она-то и привела к тому, что еще неизвестно, кто же был главным в США – президент Буш или его заместитель Чейни.
Если «Игра на понижение» была трудно воспринимаема зрителем, не сведущем в экономических реалиях ультралиберального капитализма, то «Власть» представляется значительно более понятной – и, как следствие, обличительной. МакКей за 2 с лишним часа экранного времени сумел внятно показать циничность ремесла политика и все его сложности и тяготы. Но думается, что не это было главным замыслом режиссера-сценариста – МакКей стремился указать всем на прорехи в американской политической системе, которые и позволили выстроить ту самую унитарную вертикаль исполнительной власти, которая дала Чейни совершенно легальные основания развязать войну с Ираком, применять пытки в Гуантанамо и совершать прочие неприглядные делишки (недаром оригинальное название ленты – Vice – указывает не только на должность Чейни, но и отлично рифмуется со словами «порок», «тиски» и пр.). И даже интересно, какие уроки вынесли после просмотра этой ленты наши политики (вроде Дмитрия Добродомова, Берислава Березы и Олегя Тягнибока), присутствовавшие на премьерном показе фильма.
0
Алексей Першко 12 февраля 2019
Like

Имя:
10 августа 2020
Ваш отзыв

Другие рецензии автора


Ничего не найдено