Как Франкенштейн и Страусманн монстра лабали


Рецензия на фильм: Виктор Франкенштейн
Фильм Виктор Франкенштейн
Пол МакГиган снял фильм под стать знаменитому монстру, историю появления на свет которого он попытался освежить и экранизировать. Как и монстр, лента вышла нежизнеспособной, нелепой и скроенной из множества шаблонов, позаимствованных из множества несовместимых с собой жанров.
Некий Горбун всю жизнь живет в цирке и является объектом насмешек и издевательств со стороны коллег. Как правильно вещает его печальный закадровый голос – «В семье не без урода». Но в один из вечеров его тайная возлюбленная с германским именем Лорелея попадает в беду и на сцене мигом оказывается молодой (по замыслу создателей) человек, яростно вращающий глазами, и выносит приговор – Лорелея умрет! Но Горбун, проявив чудеса рентгеноскопического зрения и врачебной интуиции, спасает возлюбленную. Так зародилась дружба, изменившая всю жизнь Горбуна, который благодаря ей впервые вышел за пределы цирка, обрел имя Игоря Страусманна и черты Дениэла Рэдклиффа. Теперь уже на пару с новым другом по имени, как вы уже непременно догадались, Виктор Франкенштейн они стали натужно пучить глаза, трудясь над созданием жизни из мертвой материи. Причем делать им это пришлось в затрудненных обстоятельствах, ведь на пути к свершениям им строили козни мрачный старик изрядного роста, выдающий себя за отца Виктора, и фанатичный инспектор Скотланд Ярда, движимый страстью к справедливости не столько людской, сколько божественной.
Пол МакГиган достиг, казалось бы, недостижимого результата – он умудрился превратить классическую историю Мэри Шелли в скучнейшее зрелище, сюжет которого кидает из стороны в сторону, как лондонского докера той поры, бредущего домой из паба после зарплаты. И ритм повествования подобен этому же почтенному персонажу – он то несется невесть куда, то, казалось бы, засыпает где-то в очередной уютной сточной канаве. При этом МакГиган демонстрирует поразительное неумение использовать актёрские возможности своего кастинга, и в первую очередь это касается Джеймса МакЭвоя, обладающего взрывным темпераментом, вполне подходящим для воплощения предложенного персонажа, но в "Викторе Франкенштейне» выраженном лишь в яростном пучении глаз, беспрестанном оре и брызгании слюной. Слабые надежды, что МакГиган стремится за лаврами Мэла Брукса и его «Молодого Франкенштейна» не оправдались, а вот для гениальности «худшего режиссера всех времен и народов» Эда Вуда у МакГигана было слишком много денег и явно недостаточно здоровой трэшевости.
0
Алексей Першко 24 ноября 2015


Имя:
13 июня 2021
Ваш отзыв

Другие рецензии автора


Девять жизней Доминика Торетто Девять жизней Доминика Торетто

Признаюсь, идя на просмотр девятой части (не считая спи-оффа) франшизы «Форсаж», думал, что писать рецензию будет...

09 июня 2021
Терпи и верь Терпи и верь

Эта фраза, неоднократно повторенная в диалогах и песнях фильма «На высотах Нью-Йорка», не исчерпывает всего посыла ленты Джона...

08 июня 2021
Нравоучительное порно Нравоучительное порно

 В программе «Фестиваль фестивалей» 50-го Киевского Международного Кинофестиваля «Молодость» показали возможно...

03 июня 2021
Заклятый круг Заклятый круг

Первые два фильма франшизы «Заклятие» стали своего рода кассовым феноменом (по не совсем понятным для автора этих строк...

03 июня 2021
Citius, altius, fortius Citius, altius, fortius

В столичном кинотеатре «Оскар» в рамках 50 Киевского кинофестиваля «Молодость» прошла украинская премьера...

02 июня 2021