Пресс-конференция Дмитрия Дюжева в Киеве - рецензія на фільм Жмурки

Увійти через
Реєстрація
 
Пресс-конференция Дмитрия Дюжева в Киеве
 
Фільм "Жмурки"
Дмитрий Дюжев Действующие лица:
1. Артист театра и кино Дмитрий Дюжев (роль Космоса в т/с "Бригада", роль Саймона в фильме "Жмурки", актер театра МТЮЗ, фильмография насчитывает более 15 работ в кино).
2. Пресс-атташе ООО "Киномедия" Николай Пузько.
3. Вопросы задавали журналисты различных изданий и столичных телеканалов.
Цель визита. Промо-тур в связи с премьерой фильма Алексея Балабанова "Жмурки" на Украине.
Дата премьеры и пресс-конференции: 2 июня 2005 года.
Дмитрий Дюжев (ДД):
- Итак, Николай, добрый вечер! Сегодня у нас в гостях…
Николай Пузько (НП):
- Сегодня у нас в гостях всеми горячо любимый известный российский актер Дмитрий Дюжев, который приехал к нам в рамках промо-тура фильма "Жмурки". Большинство из вас уже, наверное, видели фильм, теперь вы имеете возможность видеть человека, который исполнил там, не побоюсь сказать этого слова, главную роль и он с радостью, надеюсь, ответит на все ваши вопросы.
ДД:
- Ну, могу сказать сразу, я играю не главную роль, все-таки, наверное, главную роль играет Никита Сергеевич… А там уже по сюжету мы с Алексеем Паниным играем его подельников. На самом деле, надо сказать, что все роли играли очень узнаваемые, интересные артисты. А Вы уже смотрели фильм? (обращается к журналистам - прим. ред.). На премьере я очень волновался, ведь приехали и актеры, и режиссеры… С Алексеем мы подружились на съёмках, потом он мне как-то позвонил, и сказал, что написали одну ругательную статью. Я читал эту статью, на самом деле там не обидно написано, просто, что в фильме у Балабанова опять кровь, опять криминал и так далее, так далее. Но ведь надо же понимать, что художник не всегда работает по заказу: у художника родилась "такая идея" и он захотел снять, и он снимает. Для зрителя - это "очередная", а для художника - это пока только первая и единственная картина такого рода, и он надеется, что именно она для зрителя будет интересна, что она останется в памяти…
Корреспондент (К):
- Скажите, а Вам не надоело играть бандитов?
ДД:
- Ой! Ну, начнем с того, что, во-первых, актерская профессия очень зависима. Наверное, можно сыграть одну криминальную роль вот как я сыграл в "Бригаде" и после этого всю жизнь отказываться от персонажей криминального мира. Сбежать потом в роли романтического настроя… А чего Вы хихикаете? Да, я и это тоже могу! И не сомневайтесь! Я надеюсь, что когда-нибудь я дождусь такой роли. Недавно я, правда, сыграл в фильме "Возвращение женщины", но роль там небольшая. Я играл таксиста, у него интересная любовная история. Ну, а роль Саймона - это вторая большая криминальная роль после "Бригады". Когда я получил сценарий, мне сказали, что фильм будет снимать Балабанов, и это для меня уже значило многое. Это режиссер, с которым я очень хотел работать. От одного факта, что ко мне - молодому артисту, обратился "такой" режиссер, я был просто счастлив. Хотя, знаете, когда я прочитал сценарий, был один сомнительный момент. Саймон - мой персонаж, был описан очень сухо и очень ограниченно. Многое, конечно, придумали на площадке, но изначально было мало реплик. А Сергей, которого Леша Панин сыграл, он такой более подвижный, тянет мысль, историю, и мне больше хотелось сыграть его. Ну, это так всегда у артистов бывает: дают одно, а они всегда хотят другое. Потом Алексей Балабанов рассказал мне о Саймоне в общих чертах, еще я видел, как он работает на площадке, как он управляет, как он видит артиста в этой роли, и… я зажегся. Но к следующей роли, так скажем третьей, я буду относиться очень избирательно, потому что это становится уже очень опасно.
К:
- Если будет продолжение "Бригады", Вы будете сниматься?
ДД:
- Много по этому поводу было разных разговоров. И даже после выхода "Бригады" были такие настроения: хотите, не хотите, а как бы давайте к делу. Но Леша Сидоров сказал, что это законченная история, это многосерийное художественное кино, я эту историю снял и мне больше сериал снимать не нужно.
А дальше… Если снимать дальше и тридцатую, и пятидесятую серию, когда они уже воскресли и встали из гробов, как в фильмах жанра ужасов или как в триллере, то я не знаю… Я думаю, что лет через десять создатели кино соскучатся по друг другу, соберутся вместе, родится какая-нибудь интересная идея с хорошим бюджетом и может быть сложится это все в какую-нибудь хорошую историю.
Должен Вам сказать, что когда я играл в "Бригаде", мне был 21 год - мальчик совсем молодой, что я знал тогда о кино? Сам удивляюсь, как сыграл эту роль.
К:
- Насколько я знаю, Вы учились на режиссерском факультете в актерской группе. Если бы Вы были режиссером, Вам было бы интересно снять что-нибудь подобное с обилием крови как "Жмурки" Балабанова?
ДД:
- Это очень сложный вопрос. Я хочу сказать, что я верующий человек и мне даже что-то хочется снять, но другое, про другой мир. В "Жмурках" мне было интересно сниматься как… мужчине. Интересно было ощутить себя хищником. Вот такое, я думаю, никогда больше не сыграю. Там был эпизод, когда я Сухорукову вонзаю нож в сердце. На нем была большая металлическая пластина с мылом, чтоб нож свободно вошел, как в тело. И вот он одевает пиджак, я вижу точку, на нем пластина, т.е. как бы промахнуться невозможно, но… он двигается… он живет. Уже пусть я даже надел "масочку" (за нее я спрятался и стал моим персонажем, чтоб я не сделал, все будет в тему, не подкопаешься), но подхожу к нему и понимаю, что я не могу вонзить нож в человека, в живого! Вот не могу и все. Я уже пристраиваюсь и так и этак, а пленка-то идет, а этот, значит, орет, а команды "Стоп!" нету! Я должен был сразу подойти - "раз" в него нож, вонзить и крутить, издеваться. Ведь Саймон как хищник: чует, когда человеку страшно, чует запах адреналина, тогда он звереет и ловит кайф. Я понимаю, что нужно что-то делать, как-то решиться. Думаю, подойду и буду "нащупывать". Подхожу, чувствую мыло, там уже пакетик с кровью, я его, значит, нажимаю потихоньку, а кровь еще и не идет, а Витя смотрит на меня вот таким глазами по пять копеек, орет, пленка идет, команды нет, я не знаю, как быть. Ну, тут Леша остановил все это. Подходит и говорит: "Ну, что ж ты. Не можешь? Смотри, как надо". Взял в руки нож: "И вот так, вот так, вот так его, ну, давай", - несколько раз вонзил его в мыло. А я ему: "Леш, ну, ты убийца… маньяк!" (по залу разнесся гомерический смех - прим. ред.). Конечно, было жалко и пленки, и времени, но я собрался. И дальше убийство уже пошло "от души".
К:
- В московском издании "Hello" посвященном выходу "Жмурок" были и Ваши комментарии, и Певцова, и Михалкова по поводу фильма, но Вы единственный, кто сказал, что подобные люди Вам не встречались, подобный образ жизни Вам не знаком. Это, действительно, правда или это ошибка журналистов?
ДД:
- Мне сейчас 26 лет. В 90-ые годы я ходил в школу, в третий, пятый класс. Конечно, то время помню смутно. Когда я стал взрослым, был уже двухтысячный год, все осталось в прошлом. С детства запомнились мальчишеские замашки, были, конечно, разговоры "по фене", но я не могу сказать, что это помогало играть персонажа. Все рождалось тогда там - на площадке.
Ну, а то, что персонаж получился очень реалистичный, еще и заслуга режиссера. Я уже говорил, что на площадке очень слушаюсь режиссера. Ну, и, конечно, Никита Сергеевич…Очень уважаю этого человека. Как он умеет придумать, фантазировать, тут же подсказать и, главное, так легко (Дима копирует голос Михалкова - прим. ред.): "А ты попробуй вот так вот сделать и все". Потом делаешь это и понимаешь, что, блин, это же, действительно, здорово! А Леша потом говорит: "Ну, вот! Отлично!". Вообще, когда с нами работал Балабанов - это был момент истории! Сейчас "на твоих глазах", ты - Димка Дюжев, стоишь, все про себя знаешь, кто ты, чего ты, какие у тебя мысли, а при тебе люди такие работают. Было ощущение, мол, только бы не помешать. Конечно, сразу не выйдешь на тот уровень, но хотелось быть хоть немного причастным к этому процессу. И, когда я работал с этими людьми, то чувствовал счастливые моменты своей жизни.
К:
- А не было ли Вам боязно работать с Михалковым?
ДД:
- Знаете, у меня было первое знакомство с Михалковым на "Кинотавре". Позапрошлый год. Шел футбольный матч, наши играли со швейцарцами, два два потом сыграли. Сидит, значит, Михалков в клубе, смотрит, а тогда для меня он был человеком из какого-то высшего света. А у меня "Бригада" вот только что вышла, и ко мне никто тогда еще серьезно не относился: что это за парень, откуда он, снялся в каком сериале. Вот, значит, я тоже сидел, смотрел футбол, у меня была своя компания - молодые артисты. Матч закончился, все начали потихоньку расходиться и тут Михалков поворачивается ко мне и говорит: "Ну, здравствуй!". Я не понял к кому он обращается, даже оглянулся, а он подошел, так обнял меня и говорит: "Ну, что? Будем работать вместе?". А я прям растерялся, не знал, куда себя деть. Вот это был страшный момент, когда я не знал, как себя вести, а весь клуб обернулся и думает: "Надо же, какой у Димки старый знакомый". Я стал белеть, и краснеть. Потом уже стали как-то больше общаться. Ну, а на съемках и уже после премьеры для меня не было высшей похвалы, чем от режиссера и от Никиты Сергеевича, что роль удалась, все очень понравилось и все хорошо.
К:
- А вот из всего вышесказанного, когда следует ожидать роли у Никиты Сергеевича? Он что-нибудь Вам предложил?
ДД:
- Вот на этот вопрос пока отвечать не буду. Оставим без комментариев.
К:
- Что было самым тяжелым в реализации психологии Саймона?
ДД:
- Ну, это, как всегда, оправдать персонаж. Я просто так этого не объясню. Дело-то было полгода назад. Трудно вспомнить, про что я тогда думал, а ведь стояли еще и какие-то режиссерские задачи. Но, действительно, самое сложное было оправдать персонажа, чтоб Саймон не был просто тупой, а чтобы в нем была жизнь, чтоб это был живой человек, ну, вот с такой судьбой, с такими взглядами и он по-своему прав. Его таким Бог создал и позволяет ему быть на этой земле…
К:
- А как Вам помогал Балабанов в "оправдании" Саймона, как он дал понять, что этот персонаж имеет право на жизнь? Я понимаю, что в некоторых городах еще есть такие типы, но под конец фильма от обилия крови меня лично начало тошнить. Пусть даже сначала мы смеемся, понимая, что Балабанов снял комедию, но потом ведь задумываешься, как возможно "такое" снимать?
ДД:
- Знаете, ведь наверняка есть, как Вы говорите "в некоторых городах", такие люди как Саймон. "Безбашенные" - их называют. Есть же такие, например, которые в морге работают? Ну, и как нормальному человеку можно существовать в "этом"? Мы даже боимся дотронуться до трупов, ведь так? Я вот смотрю на таких людей и представляю, что попаду как-нибудь к одному из них на стол, он посмотрит на меня и скажет: "Ой, это кто же? Димка Дюжев, Космос, да? Надо же не узнал". А ведь может быть, что такому человеку как-нибудь принесут DVD или он в кино пойдет (первый раз в жизни) и попадет на этот фильм. Он посмотрит, и вдруг удивится или ему станет страшно, или его тоже начнет тошнить. Потом он что-нибудь поймет и подумает: "Господи! Фу! Как это ужасно".
К:
- У Вас прозвучала мысль, что с молодыми режиссерами очень трудно работать. А что должно быть у начинающего режиссера такого особенного, чтоб Вы согласились с ним работать и чего не должно быть?
ДД:
- На два вопроса сразу отвечаю. Значит, что должно быть, да? Должен быть талант! Всё! А по поводу того, что дилетанты - это сложный народ, Вы знаете, это, наверное, правильное высказывание. Дело в том, что я уже встречался с такими случаями, когда "сложно". Но надо сказать, что есть очень много молодых талантливых ребят…
К:
- А что значит "сложно"? Они ставят какие-то невыполнимые задачи?
ДД:
- Они просто не знают, что делать на площадке. Ну, вот говорит мне: "Ты читал сценарий?". Я говорю: "Читал". Он говорит: "Ну, покажи". А что "покажи"? Как ему нужно, чтоб я сыграл? Или оператор ему говорит: "Ты не против, если я сниму вот так эту сцену?". А он: "Да, да, будет отлично, все готовы? Тогда будем снимать". Т.е. потом и получается кино низкого уровня.
К:
- Обращаясь к городам: почему снимали "Жмурки" в Нижнем Новгороде, а не в Москве, например?
ДД:
- Ой! Ну, это вопрос к Балабанову, а не ко мне. Какое-то время он прожил в Нижнем Новгороде. Этот город ему знаком. Он уже знал те места, в которых будет снимать. Вы знаете, я смотрел почти все картины Балабанова, и все они, я бы сказал, очень автобиографичные. Внутренний мир, который он воссоздает в своих лентах, или который он хотел бы, чтоб был у какого-то персонажа, ну, это гениально. Когда общаешься с ним, понимаешь, что можно было воссоздать такой невероятный мир: и про отношения мужчин и женщин, вообще людей, их принципы, ценности. Это что-то потрясающее.
К:
- Наверняка за кадром остались какие-то экстремальные моменты? Не могли бы Вы о них рассказать? Какие-нибудь трюки, что-нибудь не получалось, проколы, было такое?
ДД:
- Да-а-а. Вы, наверное, помните, у меня были такие "дорожки" на руках, куда всовывались пистолеты и движением руки они должны были вылетать и фиксироваться в ладони, чтоб удобно было стрелять. Под плащом их было невидно. Сначала их хотели заказывать в Америке. Они дорогие, эти стропы. Я думаю, их прекрасно бы сделали, они бы отлично вылетали, работали б и так далее. Но! На самом деле сделали их какие-то наши "талантливые работники". Я иногда боялся даже не про то, что сыграю, или как сейчас получится. Представьте себе, что камера передо мной, я выбрасываю руки… и эти стропы… вместе с пистолетами… вжжжж… летят прямо туда! Да, улетали они красиво, прям за раз!
К:
- А Вы все трюки сами делали?
ДД:
- Все сами делали. И все поездки на машине тоже. Расскажу Вам про первый съёмочный день, как всегда волнительный. Еще не знаешь чего ожидать от режиссера на площадке. Мы, значит, сидим в машине /имеется в виду актеры - прим. ред/, а она была очень очень старая, вплоть до того, что там где был переключатель скоростей, асфальт был виден. Какая-то дырка была вокруг него, переключателя этого, а скорости переключались не сразу. Надо было по коробке несколько раз "бахнуть" и тогда только едем. У меня есть опыт, почти все роли я "за рулем" и машины бывали разные. У этой зеркал не было, дверь не закрывалась, в общем, все было на последнем издыхании, ну, единственное, что я сказал: "Ребята, чтоб тормоза были, и руль двигался". А то, согласитесь, жалко убить себя в молодом возрасте. Ехать нужно было с пригорка, мы должны были проехать по дорожке через перекресток и вверх улететь. Ну, поехали. А мы с Лешей Паниным только первый день, еще друг друга толком не знаем. На дороге - люки, нас раз подбрасывает, два подбрасывает и тут какая-то ямочка попадается… Взлетели! И как приземлились об асфальт, искры полетели! Я думал, что мы потеряли там все! И на этой скорости я понял, что связи уже нет, ничего уже нет, а это была не съемка, а генеральная репетиция. После этого машина больше двигаться не могла… Была там, конечно, группа техобслуживания, сказали: "Счас мы быстро, в автосервис, туда сюда и все будет". Оказалось, деталей нет, заказывать нужно откуда-то со склада, куда-то везти, сварщик заболел. В общем, такой вот был у меня неудачный первый съемочный день. Я несуеверный человек, в приметы не верю, но было напряжно и немножко неудобно перед группой, перед режиссером. Наверное, надо было не слушать никого и тихонько проехаться.
К:
- На какой машине Вы ездите в жизни?
ДД:
- На хорошей, вместительной, не буду говорить. Большая машинка, тонированная.
К:
- Джип?
ДД:
- Конечно! Какая ж еще вместительная машинка может быть? Грузовик или самосвал, что ли?
К:
- BMW?
ДД:
- Нет, ну что Вы. Подешевле, конечно. БМВ - очень дорогие машины. Ну и что еще: не женат, люблю детей, что еще сказать?
ДД:
- А вот! Буквально вчера (1 июня - прим. ред.), будет очень здорово, если Вы об этом напишете - полезно и мне, и Вам, и зрителю, Чуплан Хаматова, Дина Корзун, Сергей Гармаш и другие организовали благотворительную акцию в театре "Современник" в помощь детям, нуждающимся в лечении от лейкемии. Там были известные и узнаваемы люди, артисты и музыканты. Все пришли поддержать детей, что-то пели, рассказывали. И дети, выжившие после этой болезни, выходили на сцену. Мы видели реальную помощь, которую оказывали состоятельные люди. Приглашения стоили приличную сумму денег: их могли купить, могли не купить. Но в результате на полученные деньги для нашей больницы был куплен препарат, который может помочь выздоровлению детей. И я счастлив, потому что с Божьей помощью нам на все хватит. Были счастливы и доктора, которые присутствовали. Люди, конечно, плакали. Было очень тяжело, у меня у самого такой случай в семье с сестрой - не выжил человек. А еще я веду телевизионную передачу на канале ТВ-Центр, называется она "Улицы твоей судьбы". Передача выходит очень редко, к сожалению, но это нормально для нашей страны, нашего телевидения, потому что это социальная программа. У нас так устроено. Она выходит раз в месяц и эта программа о героях наших дней, которые смогли сориентироваться в экстремальных ситуациях и своими действиями спасли людей, о тех, кто погиб, защищая других, и о последних войнах, где совершалось множество подвигов, про которые мы не знаем, потому что про это не рассказывается. Ведь посмотрите, даже в сегодняшние дни в той же Чечне бывают случаи, когда командир ценой собственной жизни спасает нескольких своих товарищей. Как на это можно пойти? В передачу приходят реальные люди. Помните, терракт был в метро: там из тоннеля водитель метро вывел людей и ведь не задохнулся, сообразил, что к чему, не испугался, не убежал, а собрал всех и вывел. Вот часто себе задаю вопрос, а как бы я поступил, окажись я в такой ситуации? Это моя жизнь? Почему я должен отдавать ее за кого-то другого? В общем, есть потрясающие какие-то истории, случаи. Люди пытаются помочь друг другу. Вот даже бабушки, у которых маленькая пенсия, звонят и говорят: помочь деньгами не могу, но есть, свободная комната, и можно разместить гостей, которые к Вам приехали на передачу.
К:
- Почему закрылся Ваш официальный сайт? Поклонники волнуются.
ДД:
- А да. Он был официальный, да? А мне что-то не говорили, что он был официальный. Было несколько неофициальных. Кто-то говорит, что они до сих пор существуют. Ну, а с "официальным" была такая история. Одна девушка, которая имеет отношение к журналистике и компьютерам, просто предложила: если хочешь, могу тебе помочь, я уважаю твое творчество и хотела бы быть причастным к нему, ну, и договорились, значит, сделать сайт. Но я заметил какие-то неофициальные сайты, на которых писалась неправда и информация из "желтой прессы", в основном. Так как я с журналистами редко встречаюсь, отследить кто там и чего все равно невозможно и, кроме того, когда мне приносили интервью, чтоб утвердить, я вот знаю, о чем говорил, а со стороны это может казаться немножко иначе. Человек может все понять очень по-своему и пишет, потом, в другую сторону, а ты читаешь и думаешь: "Странно. Это я сказал? Нет, нет". И, вот значит, этот сайт существовал существовал, я там даже хотел какую-то православную страничку открыть, чтоб и о праздниках, о постах рассказывать. Но, во-первых, не было времени, во-вторых, не получается у меня приобрести компьютер: вернее, я когда-то купил компьютер, у меня он такой большой прибольшой, но перестал работать и остался там где-то запыленный грязный и так далее, а новый купить как-то не могу. Вот Володька Вдовиченков, к примеру, хорошему, он этим занимается, он любит, говорит: "А я постоянно заглядываю то к себе на страничку, то про кого-то, если надо что-то узнать". Лет десять назад я тоже "зависал до утра". Ну, а с официальным сайтом я стал понимать, что как-то не отслеживаю информацию. Она поступает, поступает и опять из "желтой прессы". В конце концов, за страничку надо было платить, плата совсем небольшая, я в этом не очень разбираюсь, место, что ли оплачивать. Ну, и в этот момент я говорю: "Может не надо?". Так он и перестал существовать. И потом был такой момент, меня спрашивают: "Дмитрий, а можно взять Вашу фотографию в наш журнал?". Я говорю: "Да, в Интернете ж полно". Они посмотрели, а там толком-то и нет информации: только старые фотографии из каких-то старых картотек. Вот я и понял, что надо вернуть все как было. Да и я считаю, что артист для зрителя должен выступать в качестве ролей. Ну, и может давать комментарии к ролям: про что хотел сказать, чего сыграть. Ведь взрослый зритель у нас не всегда направлен на кино. Вот меня часто спрашивают: "Бригада" - это что? Самоучитель к бандитству? Мой ребенок посмотрел и вот теперь хочет быть крутым", - грубо говоря. И что на такое ответить? А я говорю, что надо же правильно рассказать ребенку про что история, каких людей тут показывают, что они хотят от жизни, чем они заканчивают. Ребенку же нужно объяснить, что здесь есть и дружба, настоящая дружба. Вы знаете, что раньше я себе не задавал такой вопрос. Вот есть знакомые, приятели, коллеги, компании. А в один прекрасный момент я как-то понял, что четверо тех людей - один за другого, действительно, могли жизнь отдать. Вот как брат за брата, кровь за кровь. Я понял, что в нашей жизни - это большая редкость. И этому надо учиться, это надо закладывать в детей. Потому что это, как в браке: людям очень сложно сойтись во взрослом возрасте, когда они росли в разных местах, с разными обычаями, у них разные привычки и так далее. Они уже личности, со сложившимися характерами, комплексами, у одного так было в жизни, у другого так. А какая "бригадная история"? Они с первого класса вместе! И людям надо об этом говорить. И педагогам надо говорить, чтоб дружба закладывалась с детства. Чтоб не было разделения: вот ты русский, а ты не русский, или там, ты украинец, а я нет. Вот тогда мне кажется наша страна, да и вообще мир станет лучше. По-моему, это хорошая мысль, Вы как думаете?
К:
- Скажите, а свободное время у Вас остается? И как Вы отдыхаете?
ДД:
- Я не очень умею отдыхать. Без пятнадцати семь, мы никуда не опаздываем? (Дмитрий посмотрел на часы и обратился к пресс-аташе Николаю Пузько - прим. ред.). А, ой, простите, у меня московское время. Значит, я не очень умею отдыхать, иногда работаю аж до зеленения. Сегодня в Киеве, завтра в Краснодаре. Вчера вот была ночная сцена. Я как бы не успеваю жить. Вот просто жить. Меня как экспонат или как обезьянку привозят, и, пожалуйста, полюбуйтесь - обезьянка говорит. Да, Николай? (Дима снова подтрунивает над пресс-аташе - прим. ред.). Но благодаря этому и вот, как сейчас, общению с Вами, я могу донести до людей какие-то бодрые, интересные, хорошие мысли. Кто-то прочитает Вашу статью и чем-то она ему поможет, кому-то полегчает. А вообще, знаете, я очень много писем получаю с Украины. Сейчас даже больше чем с России. Но на письма не отвечаю принципиально, потому что два года назад была такая история, затеяли акцию "Невесту Дмитрию Дюжеву". Я даже не представлял, куда ввязался: каждый день встречался с пятью-шестью изданиями на протяжении месяца, наверное, вот, сколько их в Москве, не знаю, но, по-моему, со всеми встретился. Позже понял, что так делать не надо. В письмах с Украины люди пишут о том, что они иногда читают интервью с известными людьми и понимают что-то про себя, понимают, что жизнь продолжается, как поступить можно и как лучше не поступать. А отдыхать можно и так: я ездил на машине домой, в Астрахань, к себе на Родину.
НП:
- К сожалению, на этом мы заканчиваем нашу пресс-конференцию. Спасибо Дмитрию Дюжеву за то, что отвечал на вопросы и посетил Киев. Всем спасибо за внимание.

Материал пресс-конференции подготовил Седлецкий Денис

Автограф на память читателям сайта Кино-Театр
Рецензія на фільм Жмурки 0  
Смотрящий 06 січня 2006
Коментарі
 
Ім’я
26 травня 2017
Ваш коментар
Скільки важить кілограм:
 
Децибел
Дециметр
Центнер
Кілограм
Грам
Тонну
Декалітр

Підписатися на обговорення
Оцінка автора
7,3 Рейтинг
фильма
Всього оцінок: 6






fk tw G+