Три дня в аду


Рецензія на фільм: Камілла Клодель, 1915
Фільм Камілла Клодель, 1915
Брюно Дюмон, один из самых жестких режиссеров современности, в своей новой ленте «Камилла Клодель. 1915», обратил свой одновременно безжалостный и милосердный взгляд на три дня из жизни заглавной героини, проведенных ею в психиатрической лечебнице.
Актриса Анна Дельбэ написала роман «Женщина», благодаря которому и стала широко известной история Камиллы Клодель (1864-1943), старшей сестры писателя Поля Клоделя, гениального скульптора, которая была любовницей Родена, но последние 30 лет своей жизни провела в провинциальном психиатрическом госпитале, куда ее упекла ее семья.
В 1988 году режиссер и оператор Брюно Нюиттен предложил первую версию адаптации этого произведения, в которой главные роли сыграли его тогдашняя спутница жизни Изабель Аджани и Жерар Депардье. На сегодняшний день Камилла Клодель стала иконой – символом проклятого художника и жертвы буржуазной тупости (ее семья стыдилась ее поведения и ее неврозов, а посему предпочла спрятать ее подальше от Парижа), и, главное, символом подавления творческих устремлений в женщинах.
Камилла Клодель была жертвой мужчин своего времени, которые не только злоупотребляли, но и пользовались ее талантом (Например, тот же Роден – подозревают, что он толи скопировал несколько ее работ, толи просто присвоил их себе).
Дюмон, который прекрасно знает этот образ, не пытается разрушить его: он вольно вдохновляется произведениями и перепиской Поля Клоделя и его старшей сестры и ее медицинскими архивами.
В начала фильма, когда Камилла вот уже 2 года находится в госпитале в Мондеверге, близ Авиньона, главврач заведения объявляет ей, что получено письмо от ее брата, который намеревается навестить ее через 3 дня. О них то и расскажет эта лента.
Жюльетт Бинош (без макияжа, но с крашеными волосами) вытягивает первую половину фильма на своих плечах. Дюмон и актриса показывают максимум минимальными средствами: тяжелое сожительство с другими клиентами клиники, их крики, их кризисы. Камилла чувствует себя одинокой, покинутой, она хочет вернуться в Париж, чтобы повидаться с матерью.
Камилла, явно страдающая манией преследования, все же кажется намного более нормальной, чем остальные больные. Убежденная, что ее хотят отравить, она получает разрешение самостоятельно готовить себе пищу. Брюно Дюмон неспешно снимает – в стиле Брессона и Пиала – повседневную жизнь Камиллы, монахинь, которые ухаживают за больными и самих больных (надо ли говорить, что и те другие абсолютно реальны?).
На этих лицах, мучимых душевной хворью и годами страха, Дюмон выискивает боль, безумие и выражение внутреннего зла. Без жалости, но и без любования, он рисует портреты людей, которых в нормальной жизни наш взгляд с трудом задерживается на несколько секунд. В этом – понимание Дюмоном своего долга художника: показывать то, чего наш взгляд пытается избежать.
Жюльетт Бинош великолепна настолько, насколько это под силу только великим актрисам, вот разве что первая часть фильма может показаться затянутой, хотя и это намеренный прием Дюмона – так он передает нетерпение, с которым Камилла ожидает встречи с Полем.
Поль (Жан-Люк Венсан) наконец-то прибывает, и фильм набирает оборотов. По тому, как он поверяет свои мысли бумаге или монахине, мы понимаем, что он одержим другой формой безумия – он абсолютный раб Бога. Он понимает, что его сестра – гениальная художница, но думает, что все происходящее на земле (включая Первую мировую войну) – воплощение воли Господней. Он убежден, что на его сестру снизошло божественное, но она не сможет избавиться от этого. А значит и ее болезнь – божественный промысел, против которого нет лекарств.
Наконец-то встреча происходит – встреча, сцена которой незабываема. Ее надо увидеть, чтобы поверить в ее реальность. Поль не видит (точнее, не хочет видеть), что в сестре еще живет разум, и практически бежит из приюта.
Камилла же проживет в этом приюте еще 28 лет, пока не умрет голода, пав жертвой ограничений в питании, которые были установлены режимом Виши для тех, кого принято называть сумасшедшими.
Без сомнения, Дюмон снял свой самый потрясающий фильм, который способен достичь самых потаенных глубин зрительских душ.
1
Алексей Першко 10 вересня 2013


Ім’я:
28 липня 2021
Ваш коментар

Інші рецензії автора


Bungle in a Jungle Bungle in a Jungle

 Была когда-то такой хит у британской группы Jethro Tull, но сейчас речь не о нем, а о хите другом – фильме Хауме Коллет Серра...

27 липня 2021
Трудности пандемического экзорцизма Трудности пандемического экзорцизма

Если режиссер хочет снимать фильмы, то он будет делать это в любых условиях (мы же ведь все помним, что творчість то є акт волі). На наши...

26 липня 2021
Впадаем в детство Впадаем в детство

На украинские экраны выходит многострадальный фильм «Глаза змеи. Начало Джи.Ай.Джо»: страдания его заключались в неоднократных...

22 липня 2021
PTSD от Escape Room PTSD от Escape Room

 В очередной раз приходится писать избитую фразу: причины, по которым снят фильм (в данном случае – «Смертельный лабиринт...

13 липня 2021
Джоанна Уик Джоанна Уик

Давно ни для кого не секрет, что мы живем во времена смены канонов различных жанров кино, точнее сказать – полного их переписывания....

13 липня 2021