Немое возвращение. День третий

Войти через
Регистрация
 
Немое возвращение. День третий
 
Новости: Немое возвращение. День третий
Вновь ветер, молчащая башня и свиньи. Фестиваль завершён.
Ветер с порогов (1930), УССР, реж. Арнольд Кордюм
1927-й. Начинается циклопическое возведения ДнепроГЭСа, и знаменитые днепровские пороги скоро неумолимо скроются под водой. Столь же неумолимо исчезнет и древняя профессия днепровских лоцманов. Старик Остап Ковбань – потомственный лоцман - естественно, противится прогрессу, но его сын и дочь, как и положено советской молодёжи, с радостью вливаются в процесс строительства светлого будущего. Подобных фильмов было очень много, и этот опус Арнольда Кордюма если чем и выделяется из ряда, то лишь впечатляющей игрой Николая Садовского, так мало, к сожалению, появлявшегося на экране. Если к фабуле претензий быть не может (какие могут быть упрёки к производственному фильму тоталитарного периода?), то к режиссуре они, безусловно, есть. Кордюм не смог (или не захотел) сыграть на потенциально выигрышных кадрах – безвозвратно ушедших под воду живописных днепровских порогах, муравьином циклопизме строительства и т.п. Всё у него как-то плоско и обыденно. То же самое, впрочем, можно сказать и о саундтреке в исполнении одесских Artokrats. Вероятно, при создании музыки композитор Марина Бойко ориентировалась на американских минималистов, но если малое количество собственно звуков у минималистов с избытком компенсировалось мощной внутренней пульсацией, то вот эта самая пульсация, как нам показалась, заменилась одесситами на некие лейтмотивы, а потому звуковая линия, несмотря на безусловное мастерство секстета исполнителей, вышла несколько блёклой.
Башня молчания (Der Turm des Schweigens,1925), Германия, реж. Йоханнес Гутер
Ещё одно сокровище для настоящего любителя кино без звуковой дорожки! Очаровательная девушка, живущая с отцом-безумцем в возвыщающейся над всем городом зловещей башне с гигантскими часами. Отважные воздухоплаватели, отправляющиеся на своих хрупких аппаратах покорять пустынные пространства. Неумолимая судьба, трагические совпадения, предательство и мужество, стадионного размаха декорации и поистине убийственный гламур (чего стоит одна только челюсть Райджела Барри)! Увы, но от весьма солидного кинематографического наследия немецкого режиссёра латышского происхождения Йоханнеса Гутера (Яниса Гутерса), не без оснований давно причисленного к пионерам немецкого экспрессионизма - до наших дней сохранилось крайне мало. В главной же женской роли снялась ещё одна звезда из цикла Возвращение – уроженка Остра (что на Десне) Ксения Десни (она же Деснянская. Совпадение?). Начав свою нелёгкую эмигрантскую карьеру танцовщицей в Константинополе, она уже в 1921-м подписывает контракт с немецким киногигантом студией UFA, снялась в трёх десятках фильмов и исчезла с экранов с пришествием в кинематограф звука.
Звук же в фестивальную «Башню молчания» пришёл благодаря композитору Сергею Леонтьеву – ещё одному финалисту украинского Envision Sound. Подобно своему коллеге по проекту Азеру Гаджиаскерли (см. «Подземка»), Сергей крайне тщательно разобрал кинокартину буквально по кадру – каждый монтажный стык и план откомментирован музыкально. Но он пошёл ещё дальше Азера – без внимания не остался вообще ни один звук. В его буквально завораживающем саундтреке шуршит бумага, скрипят двери, звучит далёкий патефон и гавкают собаки. Но всё это – словно сквозь некую иронически-меланхолическую вату, что, в сочетании с выверенным минимализмом музыки, блистательно, как всегда, сыгранной нынешним вариантом квартета из Sed Contra (Вилка-Пашинский-Шульга-Марчинская) – повторимся, создаёт совершенно завораживающий эмбиенс.    
Свиньи всегда свиньи (1931), УССР, реж. Ханан Шмаин
На захолустной железнодорожной станции с более чем выразительным названием Пупки случается экстренное событие – из поезда за нелегальный проезд в пассажирском вагоне высаживаются двое животных. Пусть это всего лишь безобидные морские свинки (к тому же беременные), но свиньи всегда свиньи! Пока вопрос решается различными инстанциями и обрастает совершенно предсказуемыми осложнениями, животные – естественно! – за это время лавинообразно размножаются, рискуя повергнуть в окончательный хаос всё пространство и время вокруг.
Весьма экономными средствами создав некое пространство бюрократического идиотизма на микроскопическом участке отдельно взятой станции, ученик Леся Курбаса Ханан Шмаин умудрился расширить его до размеров буквально глобальных, при этом оставаясь в рамках дозволенной цензурой советской сатирической комедии. Принципом максимальной экономии средств без ущерба для содержания руководствовался и автор саундтрека – фронтмен «Хамерман Знищує Віруси» Альберт Цукренко. Провозгласив лозунг «Йоника – это наше всё» (был когда-то такой электроорганчик), одетый в элегантный купальный костюм начала прошлого века музыкант и композитор исполнил весьма ёмкую, смешную, ритмичную и точную разбитную фонограммку в духе примитивистов-авангардистов The Residents. Достойнейший финал всей программы!     

Текст: Сергей Локотко

Комментарии
 
Имя
21 июля 2018
Ваш комментарий

Подписаться на отзывы

популярные статьи

Немое возвращение. День третий

Вновь ветер, молчащая башня и свиньи. Фестиваль завершён.

30 июня 2018

0
661

Немое возвращение. День первый.

Три полновесных киносеанса неоспоримой классики немого кинематографа на протяжении трёх дней в сопровождении специально созданной и...

29 июня 2018

0
320

Что в кино? Премьеры недели (5-11 июля)

Блокбастер от Marvel и другие новинки проката.

05 июля 2018

0
295

Что в кино? Премьеры недели (28 июня - 4 июля)

Призер Каннского кинофестиваля и другие новинки проката.

28 июня 2018

0
251

Немое возвращение. День второй

Немые ночи: начало обещанного Большого Возвращения и «Ветер», переходящий в ураган.

30 июня 2018

0
243

 



fk tw